Автопром северной кореи: Ким Чен Ын и его автомобили. На чем ездят в Северной Корее :: Autonews

Содержание

Ким Чен Ын и его автомобили. На чем ездят в Северной Корее :: Autonews

Мир будоражат слухи о тяжелой болезни и даже возможной смерти лидера Северной Кореи. Ким Чен Ын последний раз появлялся на публике 11 апреля и пропустил церемонию по случаю годовщины Ким Ир Сена, поскольку, по неподтвержденным данным, перенес неудачную операцию на сердце. Однако ряд официальных лиц, включая президента США, заявили, что сообщения об ухудшении состояния Ким Чен Ына ошибочны.

Для всего мира Ким Чен Ын стал наиболее открытым лидером Северной Кореи, с которым у международного сообщества стал возможным хоть какой-то диалог. При нем мир смог узнать чуть больше о самой закрытой стране, ее лидере и даже его автомобильных предпочтениях. А ровно год назад Ким приезжал в Россию, где перемещался на собственном автомобиле.

Во Владивостоке пришлось разобрать ворота вокзала

Как и прежние лидеры Северной Кореи, Ким Чен Ын предпочитает перемещаться на собственном бронепоезде. Год назад он прибыл в Владивосток на встречу с Владимиром Путиным по железной дороге и привез на своем поезде два роскошных бронированных лимузина — новенький Mercedes-Maybach S600 Pullman Guard и более старый Maybach 62S.

Еще в процессе подготовки визита выяснилось, что исполинский Pullman не проходит в ворота вокзала Владивостока. Лимузин длиной 6,5 м оказался на 10 см выше стандартного S-Class и вместе с антеннами не умещался в габарит ворот по высоте. Потребовалась небольшая модернизация, но, вопреки сообщениям о том, что на вокзале пришлось разобрать стену, речь на самом деле шла всего лишь об углублении выезда на 20 сантиметров.

После того как лидер КНДР сел в автомобиль, его машины встроились в кортеж российских спецслужб, в котором фигурировали Lexus LX, Toyota Land Cruiser 200, Mercedes-Benz M-Class, Mercedes-Benz S-Class и целый ряд микроавтобусов. Лимузины Кима были без номеров, а машины кортежа были как с местными номерами, так и с московскими. Скорее всего, последние были командированы из кортежа российского президента.

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Daimler открестился от лимузинов Кима

После того как Ким прокатился по Владивостоку на Mercedes-Maybach, компания Daimler поспешила откреститься от этой машины. Официальные представители бренда категорически отвергли возможность прямой поставки лимузинов в Северную Корею, так как это запрещено санкциями. Согласно заявлению пресс-секретаря Daimler агентству Associated Press, компания не знает, что это за автомобили и как они могли попасть в КНДР.

«Наша компания не имеет деловых связей с Северной Кореей уже более 15 лет и строго соблюдает европейские и американские санкции в отношении этой страны. Чтобы предотвратить поставки автомобилей в Северную Корею и в любое из ее посольств по всему миру, Daimler ввел комплексный контроль экспортных продаж. Но торговля подержанными автомобилями находится вне зоны нашего контроля и ответственности», — заявили в Daimler.

По данным американских журналистов, машины приплыли в контейнерах из Роттердама в китайский Далянь, потом в японскую Осаку, следом в корейский Пусан, а оттуда — в российскую Находку. Далее машины перегнали во Владивосток, откуда их вывезли на самолетах Ил-76 авиакомпании Air Koryo. Утверждается также, что судно перевозчика под флагом государства Того принадлежит бизнесмену Даниилу Казачуку, который действительно занимается морскими перевозками автомобилей.

Фото: Inter-Korean Summit Press Corps / AFLO / Global Look Press

Мир удивили бегущие охранники

За лимузинами Ким Чен Ына очень красочно бегают охранники лидера, которые стали неотъемлемым элементом любого мероприятия с его участием. Впервые о бегущих телохранителях заговорили в 2018 году после визита Кима в Сингапур, когда телекомпании всего мира показали, как Mercedes лидера Кореи сопровождает группа из 12 людей в костюмах. Военный аналитик Майкл Мэдден объяснил, что это самая первая линия охраны Кима, в задачи которой входит постоянный мониторинг ситуации вокруг руководителя и его непосредственная защита.

Все члены первой линии примерно одного роста с лидером, имеют 100-процентное зрение, обучены стрельбе и владеют боевыми искусствами. Это единственные люди, которые могут находиться рядом с Кимом с оружием. Телохранители всегда одеты в костюмы с галстуками и носят наушники. Правда, их не заставляют бежать рядом с машиной до места назначения. На кадрах телерепортажей из Владивостока хорошо видно, что охрана сопровождает лимузин только до того момента, когда он встраивается в большой автомобильный кортеж.

Ким Чен Ын ездил на Lada Priora

Помимо двух лимузинов Mercedes-Benz, Ким Чен Ын пользуется Rolls-Royce Phantom.

Именно на нем он приехал на встречу с госсекретарем США Майком Помпео в Пхеньяне, однако за пределы КНДР эта машина не выезжала. Лидер КНДР специально выбрал автомобиль подороже, чтобы показать американцу свое отношение к санкциям на поставки в Корею предметов роскоши, однако сам он не брезгует и вполне ординарными моделями.

Так, визит в одну из воинских частей Ким совершил на заднем сиденье российского седана Lada Priora зеленого цвета. Из видимых модернизаций на этой машине были лишь чехлы на сиденьях с вышитым гербом страны и импровизированная рукоятка вместо подголовника правого переднего кресла.

Lada Priora зеленого цвета первых выпусков были поставлены в Северную Корею еще в 2008 году. Тогда АвтоВАЗ продал в КНДР 600 седанов и 250 пятидверных Lada 4×4, поэтому на фотографиях из страны эти машины встретить довольно легко. Автомобили поступали в распоряжение военных частей, но за рулем далеко не всегда встречаются люди в форме.

Фото: yonhapnews.co.kr

Простые корейцы ездят на чем придется

Граждане Северной Кореи перемещаются в основном на общественном транспорте, но в последние годы автомобиль становится для них все более доступным. Официальных данных о числе выпускаемых в КНДР машин нет, но сторонние наблюдатели оценивают объемы производства в 40–50 тыс. штук в год. Впрочем, речь идет не о легковушках, а обо всех видах транспорта, включая грузовики, автобусы, троллейбусы и трамваи.

Изначально в Корее выпускали лицензионные и не очень копии советских автомобилей, которые и сейчас встречаются на дорогах. Кроме того, в 1974 году Швеция поставила в Корею 1000 автомобилей Volvo, многие из которых эксплуатируются до сих пор. С конца 90-х в КНДР работает предприятие Pyeonghwa Motors, которое занимается производством и продажами как новых, так и подержанных автомобилей совершенно разных марок. В основном это лицензионные копии китайских легковушек Brilliance, внедорожников Dandong Shuguang и SsangYong, микроавтобусов Toyota, седанов Fiat.

Фото: Michal Huniewicz / ZUMA Press / Global Look Press

Реже на улицах встречаются и вполне современные модели Mercedes-Benz, Hyundai и BYD, но простым смертным они недоступны. Во-первых, процесс получения водительских прав в Северной Корее затягивается на два года, в течение которых нужно пройти курс по ремонту машины и отработать в должности механика или помощника водителя. А во-вторых, право купить или получить в пользование автомобиль имеют только избранные по протекции партийных органов.

В КНДР есть своя марка

Самой современной моделью КНДР является Naenara, выпуск которой наладили в 2018 году на заводе JVC Chongpung. Заявлен целый модельный ряд, включая седан, кроссовер, минивэн и легкий грузовичок, в оснащении которых предусмотрены кондиционер, электроприводы стекол и зеркал, усилитель руля, парктроник и даже система старт-стоп. Двигатели мощностью от 75 до 110 л. с. разгоняют машины максимум до 180 км в час.

Судя по редким снимкам, модели Naenara — копии автомобилей FAW, корни которых уходят к более старым моделям европейских и японских брендов. Это седан FAW V5, кроссовер FAW Senya R7, компактвэн Senya S80 и микроавтобусы FAW Jiabao V77 и V80. Никаких сведений об объемах производства этих моделей на территории КНДР нет.

Автопром КНДР: джипы, пикапы, микроавтобусы и представительские машины для трудящихся.

Фото: juche_songun — LiveJournal

Микроавтобус «Самчонри». 4 двери, 11 мест, 2,4-литровый бензиновый двигатель, длина — 5,1 метра. Производится с 2006 года.

Как обещано ранее, расскажу Вам об автомобилестроении КНДР. Массовое распространение автомобилей в городах является злом, с каковым сейчас борются в Финляндии, КНДР, Швеции и иных других развитых странах. Безусловно, наиболее точно здравый курс проведен в Корее, где Президент Ким Ир Сен (задолго до того, как спохватились от  такого зла в Европе!) еще в каком-то году мудро указал: «Мы максимально ограничиваем использование частных легковых машин. Когда в городе много автомобилей, их выхлопные газы сильно загрязняют атмосферу. Поэтому у нас люди больше пользуются троллейбусом, автобусом и метро».

Однако, недопущение вреда окружающей среде и так называемых «пробок» не означает ликвидацию автомобиля, как такового. Данный транспорт технически необходим для отдельных нужд, отсюда должен быть выпуск в том числе гражданских легковых, пикапов, малых автобусов и полугрозовиков.

Во многих больших странах на решение таковых простых задач уходят миллиарды долларов США. Эти крупные деньги, извлекаемые из карманов народных масс, словно в бездну бросаются капиталистическими правительствами в  ненасытные утробы «спасаемых от банкротства» автомобильных корпораций.

Великий Руководитель товарищ Ким Чен Ир не пошел по такому глупому пути, достигнув цели с опорой на собственные силы и привлечением минимума ресурсов. В обзоре представлена основная часть модельного ряда народной Кореи последних лет. Кроме того, в КНДР успешно работает передовое отечественное тракторостроение, выпуск грузовиков и мотоциклов.

До Трудного Похода КНДР выпускала различные модели автомобилей, которые могли применяться в гражданской жизни. Они требуют отдельного обзора текстом, поэтому укажу только вот это джип марки «Самостоятельность». Таковая машина выпускалась с 1985 года, имея 4 ведущих колеса.

Легковой гражданский автомобиль «Хвипарам» (видео данной машины по ссылке), производство автокомбината в городе Нампхо. Длина 4, 1 метра, 4-цилиндровый двигатель обеспечивает экономичный расход бензина. Завод в Напхо заработал в апреле 2002 года. Общая площадь территории предприятия изначально составляла 104 тысяч квадратных метров, а стройплощадь — более 24 тысячи квадратных метров. В комбинате образовались четыре главных цеха и ряд вспомогательных цехов.

Легковой 4-дверный гражданский автомобиль «Хвипарам-2», модель 2007 года. Производится на том же заводе в Нампхо. Совместный проект с китайской корпорацией. Длина 4,8 метра, 1.8-литровый бензиновый двигатель. Модель пользуется популярностью.

Представительский автомобиль «Чунма». Автокомбинат в Напхо, спецпроизводство с 2006 года. 5 дверей, 5 мест, седан.

Джип «Кукушка-пронто», производство начато пять лет назад. 4×4, 5-дверный, 5 мест, 4,8 метра, бензиновый двигатель. Автокомбинат города Нампхо.

Джип «Кукушка-2», в линии завода в Напхо с 2004 года. 4×2, длина 5,1 метра, 2,2 литровый бензиновый двигатель. Хорошее средство для загородных поездок и сопровождения по сельской местности.


«Кукушка-1», совместно с «Фиат». Завод в Нампхо, 5 дверей, 5 мест, 4,2 метра, 1,6 литровый бензиновый двигатель. Когда этот автомобиль поступил в серию в 2003 году, был весьма популярен.

«Кукушка-премио». Относительно новая модель 2008 года, корейско-китайский проект, выпускается в Напхо. 4×2, 5-дверный, 5-местный, длина составляет 4,6 метра, 2,4-литровый двигатель на бензине.

Пикап «Кукушка» — подарена трудящимся с 2008 года для загородных визитов по провинции. Китайско-корейский проект, производится в том числе на экспорт. 4×2, 4-дверный, 5-местный, длина 5,1 метра, 2,8 бензиновый двигатель.

Еще один пикап «Кукушка-макс», запущен в линии одновременно. 4×2, 4-дверный, 5 мест, длина 5,1 метр, 2,2-литровый бензиновый двигатель.

Практически все модели изготавливаются не только для нужд КНДР, но и вывозятся заграницу. Заказать настоящий корейский автомобиль можете и Вы. Все условия и детали следует узнавать здесь по телефону +85023814356, факсу +85023814746. КНДР, Пхеньян, Пхенчхонский район.

Какие автомобили производятся и используются в Северной Корее

Вероятно, никого не удивит информация, что автомобильная промышленность Северной Кореи работает, главным образом, на обеспечение потребностей армии, государственной промышленности и строительства. Однако, как ни странно, это полноценная отрасль, производящая на свет легковой и грузовой транспорт, автобусы и даже трамваи.

Как Volkswagen в Германии, Ford – в Америке, Honda – в Японии, в Северной Корее тоже существует свой флагман автоиндустрии – компания Pyeonghwa Motors (

читается Пхёнхва, в переводе с корейского означает Мир), которую для сокращения называют PMC.

Правда, флагманом ее можно назвать лишь условно, ибо долгое время Pyeonghwa имела исключительные права на производство, покупку и продажу автомобилей в Северной Корее. То есть, имела особенные права монополиста.

На чем ездят в КНДР

Впрочем, продукция Pyeonghwa Motors редко попадает в частные руки, ибо в Северной Корее в целом личной собственности почти нет, цены на автомобили для многих рядовых жителей страны являются очень высокими, а чтобы приобрести автомобиль, нужно иметь особый “блат”.

Автомобилей в Северной Корее немного. Большинство граждан для передвижения используют велосипеды

Официальных отчетов о количестве выпускаемых автомобилей в Северной Корее никто не публикует. А руководство государства лишь сообщает, что страна способна за год производить порядка 40 000 – 50 000 автомобилей, однако, из-за многолетнего экономического кризиса и санкций, этот выпуск держится на цифрах несколько сотен авто в год.

Северокорейский автомобиль Sungri-Jaju-82 производитель Sungri Motors

В январе 2018 года из северокорейских газет стало известно, что вскоре в стране запустится выпуск нового бренда транспортных средств, именуемого Naenara. В СМИ об этой новинке гордо сообщали, что ее оснастят настоящими инновациями – рулевым управлением с гидроусилителем, кондиционером, и электрическими стеклоподъемниками.

Обычный спальный район КНДР. Вот так немного автомобилей на дорогах

Только из этих сообщений уже становится ясно, что до сих пор в Северной Корее о данных технологических «новинках» и «функциях роскоши» никто и слыхом не слыхивал. А между тем, по словам северокорейских газетчиков, у автомобилей Naenara могут появиться даже такие «космические» системы, как парктроник и технология старт-стоп. Которые, вероятно, все равно будут соседствовать с аналоговым управлением центральной консоли.

Да и получение водительских прав в Северной Корее – это невероятно сложный и доступный далеко не каждому процесс. Желающему получить право на вождение авто, потребуется сначала минимум 2 года отработать механиком или помощником водителя. Затем на протяжении нескольких месяцев ежедневно на полный день придется посещать автошколу.

Столь длительное обучение объясняется тем, что в него входит курс ремонта машины. Так как в КНДР автопарк весьма старый, каждый водитель обязан уметь самостоятельно обслуживать и ремонтировать автомобиль.

Главный северокорейский автопроизводитель – Pyeonghwa Motors

При более близком знакомстве с главным автомобильным производителем Северной Кореи, госпредприятием Pyeonghwa Motors, становится ясно, что она является совместным южно- и северокорейским предприятием, производящим копии разных автомобилей, а также транспорт по лицензиям Fiat, Brilliance China Auto и SsangYong.

Реклама продукции Pyeonghwa Motors

В результате, большинство выпускаемых Pyeonghwa Motors моделей авто – это копии устаревших китайских, советских и южнокорейских машин. И, кстати, частично они идут на экспорт, в частности, во Вьетнам и Латинскую Америку.

Северокорейский автомобиль Pyeonghwa Pronto, идущий на экспорт во Вьетнам

Северокорейские ГАЗы и УАЗы

Однако, на улицах Северной Корее и этих машин немного. А то, что видится часто, так это транспортные средства бывшего СССР и российского производства Ульяновского и Горьковского автомобильных заводов. В частности, Лад и УАЗов в КНДР можно встретить массу, а одной из широко распространенных моделей легкового авто является «Волга». Этот автомобиль до сих используют в качестве такси (для туристов) и развозки различных чиновников.

Еще один северокорейский автопроизводитель – Sungri Motors

Гораздо меньший северокорейский автопроизводитель – предприятие Sungri Motors. Занимается он в основном выпуском различных внедорожников, грузовиков и самосвалов, но есть и легковые модели. Однако, все эти машины тоже копии.

Полицейский автомобиль производства Sungri Motors

К примеру, легковой автомобиль Achimkoy – это почти абсолютный аналог Победы ГАЗ-М20, пятиместный пассажирский легковик Jaju –  клон Volkswagen Passat, пикап Sungri 4.25 – северокорейская версия ГАЗ 69, Paektusan – копия Mercedes-Benz W201, для грузовика Sungri/Jaju-64 был взят за основу КрАЗ 256, а прототипом для Sungrisan/Konsor-25 стал «белазовский» самосвал.

Северокорейский автомобиль Achimkoy

Единственным оригинальным северокорейским автомобилем компании Sungri Motors, пожалуй, можно назвать только Sungri-58 Truck. А ее гордостью объявлен мощный грузовик Sungri-5000, который, по словам автопроизводителя, оснащен двигателем мощностью 1000 л.с., и обладает способностью развивать скорость до 200 км/ч. Правда, как он выглядит, похоже, никому неизвестно, ибо фотографий этого “монстра” в свободном доступе нет.

Автомобиль Kaengsaeng 68NA

Несколько интересных фактов об автоиндустрии в Северной Корее
  • На сегодняшний день у правительства Северной Кореи имеется 44-летний долг перед Швецией за поставку в 1974 году 1000 автомобилей Volvo. Машин этих в Северной Кореи уже практически нет – много времени прошло, но Швеция за них так до сих пор не получила ни копейки. В 74-ом году этот долг составлял $74 млн., что в пересчете на сегодняшние деньги равняется почти $330 млн.

Те самые Вольво

  • В 2007 году в Северной Корее была объявлена «охота на ведьм японские авто». Ее официально объявил бывший лидер страны – Ким Чен Ир, приказавший изъять всех «японцев» в государстве. Причиной стал эксцесс, при котором водитель на японском автомобиле однажды преградил дорогу кортежу проезжающего северокорейского лидера.
  • В Северной Корее иностранцам запрещено снимать на фото и видео улицы и проезжающие по ним автомобили. А гражданам КНДР законодательно не разрешается писать автомобильные обзоры. Если человек будет уличен в нарушении этих законов, ему может грозить даже смертная казнь через повешение.

Одно из таких запретных фото – дороги КНДР

машины на дровах и советские УАЗы

Автомобильный завод Pyeonghwa Motors.

Объёмы производства в КНДР значительно ниже, чем в соседней Южной Корее КНДР не состоит в Международной организации автомобильных производителей (МОАП) (фр. Organisation internationale des constructeurs automobiles ) или каких-либо других комитетах ООН , поэтому информация по автомобильной промышленности КНДР мало. МОАП не публикует данные по автомобильной промышленности КНДР. По сообщениям сторонних наблюдателей КНДР имеет возможность производить от 40 до 50 тыс. единиц транспорта в год, однако в течение последних нескольких лет произведено только несколько тысяч, причиной чего является текущий финансовый кризис.

История

Автомобильная промышленность КНДР зародилась ещё во времена существования СССР , когда ей было предоставлено право производить транспорт по советским лицензиям [когда? ] . Советский Союз оказал посильную помощь в строительстве автомобильных заводов КНДР, оборудовав их советскими технологиями. Первые автомобили, произведённые в КНДР, были советскими копиями, такими как грузовики ГАЗ-51 , легковые автомобили повышенной проходимости ГАЗ-69 с полным приводом, легковые автомобили ГАЗ-М-20 «Победа» .

Автомобильные производители

Автомобильный завод Sungri

Автозавод «Пхёнсан»

В 1968 году автозавод «Пхёнсан» в Пхёнсане на заводе «Сынри Моторс» начал производство моделей «Кэнсэн» и «Кэнсэн NA» — модифицированный автомобиль Сынри-4.10 4×4 (комбинация ГАЗ-69 и Jeep) и модифицированный пикап Сынри-4.25 4×4.

В 1970-х годах также начался выпуск «Тхэпэксан» [что? ] и малых грузовиком «Тхуджэн».

Завод «30 марта»

С 1982 года завод «30 марта» выпускает 100-тонные самосвалы Консор-100

Невероятно, но факт: в одной из самых загадочных и пугающих стран мира, Северной Корее, есть собственные автомобили. Изобилием марок и моделей это государство едва ли кого-то удивит, тем не менее, здесь можно встретить немало уникальной техники, которую сложно найти где бы то ни было ещё.

Как известно, коммунистический путь тернист и сложен. Именно поэтому в Пхеньяне до сих пор почти нет машин. Это роскошь, доступная лишь правящей элите и госслужащим — автомобилизация в Северной Корее самая низкая на планете: на 1 000 жителей здесь приходит 0,22 машины. Личного транспорта по сути нет, как нет и свободы передвижения. Чтобы стать автовладельцем, нужно сделать что-то экстраординарное (тогда есть шанс получить автомобиль в дар от высшего руководства). Может помочь северным корейцам и зарубежная родня. Правда, в этом случае богатеньким родственникам придётся подогнать не одну, а сразу две машины (одну — «для того парня», то есть, на нужды государства).

Achimkoy – «Утренний цветок»

К слову, быть автомобилистом в Северной Корее — уж точно не для слабонервных. К примеру, прежний правитель страны Ким Чен Ир десяток лет назад сумел «порадовать» местных владельцев японских авто. Он приказал конфисковать всех «японцев», увидев на дороге заглохшую «Тойоту», которая мешала выезду из мавзолея Ким Ир Сена. Пощадили только нескольких известных актёров и спортсменов, а также машины, находящиеся на госслужбе. Страшно даже подумать, какую кару за заглохший мотор смог бы выдумать нынешний правитель, Ким Чен Ын.

Индивидуальные автомобили в этой стране легко отличимы — все они снабжены жёлтыми государственными номерами. Чёрные знаки — на машинах военных, синие — на дипломатических транспортных средствах, ну а белые — на автомобилях госорганизаций. За исключением нюансов, ничего не напоминает?

А теперь посмотрим, на чём ездят северные корейцы, которым по статусу положено, и которые этого не боятся.

Основу автопарка закрытой страны составляют вовсе не легковушки, а грузовики, сельхозтехника и прочий утилитарный транспорт. Разумеется, это либо полукустарная, либо по-настоящему древняя техника. Сегодня в Северной Корее можно запросто встретить грузовики с газогенераторными силовыми установками (иными словами, на дровах). Остальные также мало вяжутся с XXI веком. Вот, к примеру, Sungri 58 — копия самого настоящего советского ископаемого ГАЗ-51.


Sungri 58

Не удивляйтесь — с середины прошлого века до 90-х годов в стране массово собирались лицензионные советские автомобили. А первыми машинами, попавшими в страну на заре её становления, были правительственные ЗиС-110, кабриолеты ЗиС-110Б и броневик — ЗиС-115. За ними пошли «Волги» и военные внедорожники УАЗ-469 и ГАЗ-69. Многие из этих машин до сих пор колесят по стране. Выпускались здесь даже лицензионные КрАЗ и БелАЗ.

Общественный транспорт представлен в основном техникой с чехословацкими корнями — «Каросами» и «Шкодами» 60–70-х годов с фантастическим пробегом, а также «Икарусами». Но дороговизна и нехватка горючего вынуждает перевозчиков в основном применять электрический транспорт — трамваи и троллейбусы.

Наиболее любимой маркой правящей северокорейской элиты всегда были вражеские «Бэнцы». Массовая закупка этих машин началась в 60–70-х годах. «Ешки» в кузовах w115/114 с тех времён ещё сохранились. А старые «Гелики» и всевозможные w123 и w126 встречаются очень часто. Северокорейцы так прониклись «Мерседесами», что в 80-х даже наладили собственное производство их копий: инженеры изучили конструкцию Mercedes-Benz 190E и построили с минимальными изменениями Kaengsaeng 88. Внешность машины получилась явно хуже, чем у оригинала, равно как и всё остальное. Автомобиль получил жутковатую радиаторную решётку, не открывающиеся окна и салон без какой бы то ни было возможности управлять климатом. Практически ничего об этой северокорейской модели ныне неизвестно — даже число выпущенных экземпляров.

Не «немцами» едиными жив северокорейский автопарк: шведские Volvo-144 и сегодня используются в качестве такси для состоятельных граждан. В 1977 году правительством была закуплена внушительная партия в тысячу штук.


Есть у северокорейцев и повод для гордости: предприятие Sungri motor plant, работающее с 50-х годов прошлого века, и по сей день выпускает настоящий эксклюзив — модель Achimkoy («Утренний цветок»), полностью копирующую раритетную советскую М-20 «Победа». Это штучное производство с невероятно скромными масштабами.

Ещё одна марка, Pyeonghwa Motors («Мир»), возникла в 90-х как совместное предприятие Северной и Южной Кореи и ныне обладает эксклюзивными правами на выпуск и продажу новых и подержанных автомобилей. С конвейера предприятия сходят лицензионные «китайцы» Brilliance, копии итальянского Fiat и вседорожники Dandong Shuguang. Названия у машин чрезвычайно странные — Ppeokpuggi («Ку-ку») или Hwiparam («Свист»). При весьма скромных объёмах производства (сотни, редко — тысячи экземпляров в год) северокорейские автомобили даже умудряются экспортировать во Вьетнам.


Разумеется, отечественный след в автомобилизации Северной Кореи прослеживается до сих пор. К примеру, российские «Приоры» регулярно поставляются небольшими партиями в эту страну.

Вероятно, никого не удивит информация, что автомобильная промышленность Северной Кореи работает, главным образом, на обеспечение потребностей армии, государственной промышленности и строительства. Однако, как ни странно, это полноценная отрасль, производящая на свет легковой и грузовой транспорт, автобусы и даже трамваи.

Как Volkswagen в Германии, Ford – в Америке, Honda – в Японии, в Северной Корее тоже существует свой флагман автоиндустрии – компания Pyeonghwa Motors (читается Пхёнхва, в переводе с корейского означает Мир ), которую для сокращения называют PMC.

Правда, флагманом ее можно назвать лишь условно, ибо долгое время Pyeonghwa имела исключительные права на производство, покупку и продажу автомобилей в Северной Корее. То есть, имела особенные права монополиста.

На чем ездят в КНДР

Впрочем, продукция Pyeonghwa Motors редко попадает в частные руки, ибо в Северной Корее в целом личной собственности почти нет, цены на автомобили для многих рядовых жителей страны являются очень высокими, а чтобы приобрести автомобиль, нужно иметь особый “блат”.

Автомобилей в Северной Корее немного. Большинство граждан для передвижения используют велосипеды

Официальных отчетов о количестве выпускаемых автомобилей в Северной Корее никто не публикует. А руководство государства лишь сообщает, что страна способна за год производить порядка 40 000 – 50 000 автомобилей, однако, из-за многолетнего экономического кризиса и санкций, этот выпуск держится на цифрах несколько сотен авто в год.

В январе 2018 года из северокорейских газет стало известно, что вскоре в стране запустится выпуск нового бренда транспортных средств, именуемого Naenara. В СМИ об этой новинке гордо сообщали, что ее оснастят настоящими инновациями – рулевым управлением с гидроусилителем, кондиционером, и электрическими стеклоподъемниками.

Обычный спальный район КНДР. Вот так немного автомобилей на дорогах

Только из этих сообщений уже становится ясно, что до сих пор в Северной Корее о данных технологических «новинках» и «функциях роскоши» никто и слыхом не слыхивал. А между тем, по словам северокорейских газетчиков, у автомобилей Naenara могут появиться даже такие «космические» системы, как парктроник и технология старт-стоп. Которые, вероятно, все равно будут соседствовать с аналоговым управлением центральной консоли.

Да и получение водительских прав в Северной Корее – это невероятно сложный и доступный далеко не каждому процесс. Желающему получить право на вождение авто, потребуется сначала минимум 2 года отработать механиком или помощником водителя. Затем на протяжении нескольких месяцев ежедневно на полный день придется посещать автошколу.

Столь длительное обучение объясняется тем, что в него входит курс ремонта машины. Так как в КНДР автопарк весьма старый, каждый водитель обязан уметь самостоятельно обслуживать и ремонтировать автомобиль.

Главный северокорейский автопроизводитель – Pyeonghwa Motors

При более близком знакомстве с главным автомобильным производителем Северной Кореи, госпредприятием Pyeonghwa Motors, становится ясно, что она является совместным южно- и северокорейским предприятием, производящим копии разных автомобилей, а также транспорт по лицензиям Fiat, Brilliance China Auto и SsangYong.

В результате, большинство выпускаемых Pyeonghwa Motors моделей авто – это копии устаревших китайских, советских и южнокорейских машин. И, кстати, частично они идут на экспорт, в частности, во Вьетнам и Латинскую Америку.

Северокорейский автомобиль Pyeonghwa Pronto, идущий на экспорт во Вьетнам

Северокорейские ГАЗы и УАЗы

Однако, на улицах Северной Корее и этих машин немного. А то, что видится часто, так это транспортные средства бывшего СССР и российского производства Ульяновского и Горьковского автомобильных заводов. В частности, Лад и УАЗов в КНДР можно встретить массу, а одной из широко распространенных моделей легкового авто является «Волга». Этот автомобиль до сих используют в качестве такси (для туристов) и развозки различных чиновников.

Еще один северокорейский автопроизводитель – Sungri Motors

Гораздо меньший северокорейский автопроизводитель – предприятие Sungri Motors. Занимается он в основном выпуском различных внедорожников, грузовиков и самосвалов, но есть и легковые модели. Однако, все эти машины тоже копии.

Полицейский автомобиль производства Sungri Motors

К примеру, легковой автомобиль Achimkoy – это почти абсолютный аналог Победы ГАЗ-М20, пятиместный пассажирский легковик Jaju – клон Volkswagen Passat, пикап Sungri 4.25 – северокорейская версия ГАЗ 69, Paektusan – копия Mercedes-Benz W201, для грузовика Sungri/Jaju-64 был взят за основу КрАЗ 256, а прототипом для Sungrisan/Konsor-25 стал «белазовский» самосвал.

Северокорейский автомобиль Achimkoy

Единственным оригинальным северокорейским автомобилем компании Sungri Motors, пожалуй, можно назвать только Sungri-58 Truck. А ее гордостью объявлен мощный грузовик Sungri-5000, который, по словам автопроизводителя, оснащен двигателем мощностью 1000 л.с., и обладает способностью развивать скорость до 200 км/ч. Правда, как он выглядит, похоже, никому неизвестно, ибо фотографий этого “монстра” в свободном доступе нет.

Несколько интересных фактов об автоиндустрии в Северной Корее
  • На сегодняшний день у правительства Северной Кореи имеется 44-летний долг перед Швецией за поставку в 1974 году 1000 автомобилей Volvo. Машин этих в Северной Кореи уже практически нет – много времени прошло, но Швеция за них так до сих пор не получила ни копейки. В 74-ом году этот долг составлял $74 млн., что в пересчете на сегодняшние деньги равняется почти $330 млн.

Те самые Вольво

  • В 2007 году в Северной Корее была объявлена «охота на ведьм японские авто». Ее официально объявил бывший лидер страны – Ким Чен Ир, приказавший изъять всех «японцев» в государстве. Причиной стал эксцесс, при котором водитель на японском автомобиле однажды преградил дорогу кортежу проезжающего северокорейского лидера.
  • В Северной Корее иностранцам запрещено снимать на фото и видео улицы и проезжающие по ним автомобили. А гражданам КНДР законодательно не разрешается писать автомобильные обзоры. Если человек будет уличен в нарушении этих законов, ему может грозить даже смертная казнь через повешение.

Одно из таких запретных фото – дороги КНДР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

К 2012 году КНДР уже выпускала несколько марок легковых автомобилей, микроавтобусы и джипы. Импортировала лексусы, мерседесы и BMW, китайские автобусы и грузовики. Еще лет 5 назад парк представительских автомобилей ограничивался старыми списанными 40-летними Мерседесами, а нынче — они уже ушли в историю.

Автофабрика Pyeonghwa Motors в Нампо производит легковые автомобили и микроавтобусы «Самцонли» («3 тысячи ли», микроавтобус), «Покуги» («кукушка», внедорожники), «Хипарам» («свист», легковой автомобиль). Это совместное с Ю.Кореей предприятие, автомобили выпускаются по лицензиям иностранных производителей (Фиат, китайские концерны).

Эмблема «Пёнгхва» — «мир».

Микроавтобус «Самцонли» (Samcheonri): именно на нем возят туристов по стране. Все машины новенькие, довольно удобные, если не считать чудовищной подвески, из-за чего автомобиль сильно трясет на любой кочке. Это не дороги плохие, это микроавтобус так сделан.

Внедорожники из Северной Кореи «Покуги» (Ppoggugi):

Надо отметить, что в стране заметное количество и внедорожников и микроавтобусов местного производства. Продукция «Пенгхва» даже экспортируется (во Вьетнам, например, и даже в Латинскую Америку). В целом, это более дешевые аналоги китайских автомобилей.

С грузовыми автомобилями сложнее. Если в столице работают импортные китайские грузовики, то за пределами Пхеньяна — на 95% эксплуатируются те самые пресловутые «грузовики на дровах». Марок они могут быть любых — от советских полуторок 40-х годов, до более новых ЗИЛов из 70-х, много и старых китайских машин. Все они переделаны с бензиновых на дровяные. В кузове стоит печка, ее топка — в самом низу, в полуметре от дорожного полотна. Туда закладываются дрова либо мелкий уголь. Едет такой грузовик с приличной скоростью — 40 и более км/час. В столицу их не пускают, зато за городом их можно видеть повсеместно:
вот слева вверху кабины видна дымящая бочка — это и есть верх печки:

Еще одна печка-бочка в машине:

А вот китайский автобус для туристов:

В Пхеньяне и некоторых других крупных городах функционируют также трамваи (старые чешские, в основном), троллейбусы, городские автобусы. В Пхеньяне есть метро. Есть также пригородные поезда в разных районах страны и поезда дальнего следования.

Весьма новый троллейбус (новый по корейским меркам):

Популярный транспорт — велосипед. Велик по талонам — 180 вон. Старый подержанный китайский или японский (и это будет круто) — порядка 30-40 долларов в эквиваленте. Вообще, всю технику в КНДР используют до последнего, пока металл не начнет рассыпаться в пыль. Видели на горной дороге отличное приспособление для велика для спуска по горной дороге. Тормозов у велосипеда нет уже лет 20. К педали привязывается большая палка, и когда нужно тормозить, человек пяткой нажимает на палку и она начинается тереться об землю одним концом(на палке еще набито что-то вроде резины на конце для лучшего трения) — так и притормаживает на серпантине. Женщинам все также запрещено ездить на велосипеде, но пожилые женщины в провинции им все же пользуются:

Импортный автопарк:

Ну и лайнер «Эйр Корё» в аэропорту Пхеньяна. Для международных перевозок «Эйр Коре» использует Ту-204, Ил-62 и изредка Ил-18. Внутри страны летают и Як-40.

Как известно, купить персональный легковой автомобиль в Северной Корее не так-то просто: для этого нужны связи с властями. Также препятствует широкому распространению личных авто в северокорейских семьях странное правило: покупать, обслуживать и заправлять машину можно только за валюту. Даже обучиться вождению можно лишь по рекомендации начальства.

Получение водительских прав в Северной Корее – вопрос особенно интересный: поступив в автошколу, студенты живут в общежитиях, потому что занятия длятся весь день. Обучение включает в себя полноценный курс ремонта машины. Считается, что каждый водитель должен уметь обслуживать свой автомобиль при любых условиях и любой ситуации. В основном причина этого в том, что автопарк в стране давно устарел. Более того, возможность сдать экзамен и получить права предоставляется только тем, кто отработал два года в должности автомеханика или помощника водителя.

Тем не менее, несмотря на все сложности доступа граждан к автомобилям, в стране есть свой автопром: автомобили под маркой Pyeonghwa производятся в КНДР, но на дорогах страны их можно встретить нечасто. Хоть производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, чаще всего количество выпущенных за год машин не превышает 300-400 экземпляров.

Однако это не единственное автомобильное предприятие в стране: завод в Сынри (Sungri motor plant), открытый в 1950 году, по сей день остается крупнейшим в стране. В разное время завод выпускал и легковые автомобили, и грузовики, но все они так или иначе копируют советские модели и модели других стран. Стоит отметить, что северокорейский автопром берет свое начало именно с производства лицензионных копий советских автомобилей. Так, например, до сих пор выпускается М-20 «Победа», которая в Северной Корее называется «Утренний цветок» (Achimkoy) и ГАЗ-69, который после «модернизации» стал похож на американский Jeep.

Ограничения в покупке автомобилей, наличие собственного автомобильного производства и сдерживание роста автомобильной массы наводит на мысль о цели властей поддержать свой автопром. Однако ввоз машин из Китая не ограничивается должным образом, на дорогах встречается огромное количество машин китайской марки BYD.

Кроме китайских автомобилей среди жителей Северной Кореи весьма популярны машины советского производства. Так, например, «Волга» считается символом роскоши, а к УАЗам испытывают особую любовь, так как им не страшны горная местность и плохие дороги, которых особенно много в окрестностях города. Современные российские автомобили тоже весьма популярны у северокорейцев, в частности Lada Priora.

А вот японские автомобили, выбор которых кажется логичным, в стране запрещены. Виной тому личная неприязнь к ним Ким Чен Ира: однажды японская машина перегородила дорогу ныне покойному вождю. С тех пор все автомобильные творения японцев были изъяты у населения и больше не пускались в страну.

Больше всего иностранцев поражает использование в Северной Корее дров в качестве топлива. Это вызвано постоянной нехваткой топлива в стране: нередки случаи, когда топлива нет в большинстве городов многие месяцы. Верховный лидер запатентовал технологию, при которой топливо получают прямо во время движения автомобиля: в кузове установлен бак, в котором сжигается древесина, затем она превращается в уголь, в результате горения которого выделяется монооксид углерода и водорода. Эти вещества попадают в камеру сгорания дизельного двигателя. Так передвигается большая часть грузовиков.

Грузовики играют немаловажную роль в жизни Северной Кореи: во-первых, их используют для транспортировки грузов между портами и городами, во-вторых, для перевозки людей через горную местность.

Несмотря на трудности в покупке личного автотранспорта, в стране существует такси. Однако оно в основном предназначено для иностранных туристов, простым жителям оно не по карману.

Что касается высокопоставленных чиновников, они, вероятнее всего, ездят на автомобиле, который выпускает завод Pyeonghwa Motors: вариация лимузина SsangYong Chairman со стилистическими элементами, позаимствованными у седанов Mercedes-Benz конца 1990-х и начала 2000-х годов. Закупаются ли сейчас автомобили за рубежом неизвестно из-за закрытости государства. Говорят, что в автопарке основателя северокорейского режима Ким Ир Сена была тысяча зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. А Ким Чен Ир в конце 1990-ых оказался в центре скандала: он заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, которые предоставила ООН в качестве гуманитарной помощи.

Северная Корея остается загадкой для остальных стран, и любые подробности повседневной жизни ее жителей вызывают неподдельный интерес. Что-то может показаться странным и удивительным, но у всего есть свои плюсы. Так, например, все трудности, возникающие на пути у северокорейцев при покупке машины, создают ситуацию, при которой на дороге все равны, относятся друг к другу уважительно, и неважно, кто на каком автомобиле ездит.

машины на дровах и советские УАЗы

В Северной Корее выпускают не только баллистические ракеты — в стране победивших идей чучхе есть свой автопром. Количество автомобильных брендов и объемы производства машин в КНДР весьма скромны. Персональные легковые автомобили доступны лишь для ограниченного круга лиц — их почти невозможно купить, а для полугодичного обучения в автошколе нужна рекомендация начальника.

Автомобильная промышленность Северной Кореи берет свое начало от автоиндустрии СССР. С 1950-х вплоть до конца 1990-х годов все автомобили, которые производились в КНДР, представляли собой лицензионные копии советских машин. Ввиду закрытости самой страны данные об автомобильной индустрии лишь ограниченно доступны.

Открытый в 1950 году и по сей день остающийся крупнейшим автомобильным предприятием страны завод в Сынри (Sungri motor plant) в разное время выпускал несколько видов пассажирских машин и целое обилие грузовиков. Предприятие располагается на площади в 600 тысяч квадратных метров, в 1980 году завод выпускал около 20 тысяч машин в год, но в 1996 году этот показатель составлял всего 150 автомобилей. Все выпускаемые заводом модели так или иначе копируют автомобили других стран, в основном СССР.



Sungri 58 — копия «ГАЗ-51»

Так, предприятие по сей день выпускает советскую М-20 «Победа», которая в Северной Корее получила экстравагантное название «Утренний цветок» (Achimkoy) и «ГАЗ-69», который после заводской «модернизации» стал отчасти походить на американский Jeep.


Achimkoy — «Утренний цветок». Северокорейская копия «Победы»

Такая версия машины получила соответствующее название — Kaengsaeng, что примерно переводится как «полагаться на себя».

Примечательно, что такое же название досталось полностью скопированному Mercedes-Benz 190E в кузове W201, партия которых была куплена северокорейскими властями в конце 1980-х для последующего воспроизведения силами инженеров страны. Северокорейский 190E получил название Kaengsaeng 88, главным визуальным отличием от оригинала стала новая радиаторная решетка. По некоторым данным, северокорейские эксперты предпочли не копировать двигатель и оснастили модель двигателем от «ГАЗ-69». Другими интересными деталями являются отсутствие в машине «печки» и невозможность опустить стекла, даже вручную. Несмотря на это обстоятельство, в машину на ходу постоянно попадает дорожная пыль. Исходя из немногих доступных изображений этого автомобиля, зеркало заднего вида было установлено только на водительской двери.


Кроме того, завод выпускал седан Jaju, предположительно, повторяющий старые Volkswagen Jetta или Passat [^] , и целую вереницу двух- и трехосных грузовиков, скопированных с советских «КрАЗ-256» и «ГАЗ-51» и «ГАЗ-63».

Примечательно, что двигатели «ГАЗ» были скопированы так плохо, что машина потребляла намного больше бензина, чем оригинал.

В конце 1960-х годов некоторые модели переместили на другое предприятие — Pyongsang Auto Works. Данный завод позже стал выпускать копии грузовиков «КамАЗ».

По данным блогеров, в стране широко используются различные вариации советских грузовиков, работающих на газогенераторах, или, иначе говоря, на дровах.

В таком случае в кузове машины расположена бочка для сжигания поленьев, а машина может перемещаться со скоростью до 30 км/ч. Тем не менее неизвестно, оснащаются ли грузовики такими силовыми установками на заводе или это последующая модификация «народных умельцев».



Производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, но большую часть истории существования завода количество собранных машин составляло 300—400 экземпляров в год.


Изменения наметились лишь в 2009 году — завод выпустил 1,4 тысячи автомобилей. В 2010 году показатель чуть снизился — до 1,3 тысячи, но в 2011 вырос вновь (1,8 тысячи машин). Как пишет иркутский автопортал 38a.ru, предприятие рассчитывает экспортировать свою продукцию: стоимость машин компании составляет около $7—8 тысяч. Пока завод экспортирует часть своей продукции только во Вьетнам.

Российский автогигант «АвтоВАЗ» систематически экспортирует машины в Северную Корею, причем объемы этого экспорта выглядят вполне весомо на фоне цифр производства Pyeonghwa Motors, которое, скорее всего, является самым большим в стране. Так, «АвтоВАЗ» поставил в Северную Корею в 2011 году 350 автомобилей. Ранее, в 2008 году, северокорейские власти заказали 850 машин Lada. В 2009 году этот показатель оказался ниже — 530 машин, а в 2010-м заказа из Северной Кореи не поступало.


Среди импортных моделей в Северной Корее наиболее популярны китайский BYD F3 и российская Lada Priora, пишет редакция bestsellingcarsblog.com. При этом, казалось бы, логичный выбор японских автомобилей в КНДР запрещен — в связи с личным недовольством Ким Чен Ира японские машины решили изъять у населения. Как пишет «Российская газета», причиной тому стала сломанная японская машина, которая перегородила дорогу покойному вождю.

«Чтобы этих японских машин в нашей стране больше не было! » — велел тогда Ким Чен Ир.

Небольшой масштаб пассажирской автомобильной индустрии в Северной Корее вполне объясним: личный автомобиль в стране купить почти невозможно, если нет определенных связей с властями. Как пишет «Сеульский вестник», формальная возможность купить личную машину появилась в Северной Корее в середине 1980-х годов, но цена автомобилей значительно превышала мировые. Если это обстоятельство объяснимо, то другое требование властей не совсем понятно — личную машину купить, обслуживать и заправлять только за валюту.

Подавляющее большинство машин в КНДР грузовые. Для управления любой машиной здесь, как и везде, нужны права, причем получить их очень сложно, пишет «Сеульский вестник». Для этого нужно либо провести полгода в автошколе, для поступления в которую нужна рекомендация начальства и где занятия длятся весь день, а обучение включает полноценный курс ремонта машины — поскольку автопарк страны безнадежно устарел и постоянно требует к себе внимания автомехаников. Все время обучения студенты живут в общежитиях. Предполагается, что любой владелец водительских прав может обслуживать свою машину в любой ситуации и условиях. Кроме того, возможность сдать экзамен на права можно получить через два года работы автомехаником или помощником водителя.

В КНДР существует четыре типа прав на разные категории транспорта: грузовики, автобусы, внедорожники и легковые машины. По классификации властей КНДР вождение легковой машины требует больше всего навыков, для повышения категории прав нужно работать шофером и сдавать необходимые экзамены.


Несмотря на отсутствие машин у населения, вожди КНДР всегда были обеспечены автомобилями.

По данным СМИ, у основателя северокорейского режима Ким Ир Сена был автопарк из 1 тысячи зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. В конце 1990-х годов Ким Чен Ир оказался в центре автомобильного скандала: вождь КНДР заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, полученные в качестве гуманитарной помощи ООН. Впрочем, в настоящее время изолированность Северной Кореи от остального мира значительно затрудняет покупки руководством страны дорогостоящих автомобилей за рубежом.

Микроавтобус «Самчонри». 4 двери, 11 мест, 2,4-литровый бензиновый двигатель, длина — 5,1 метра. Производится с 2006 года.

Как обещано ранее, расскажу Вам об автомобилестроении КНДР. Массовое распространение автомобилей в городах является злом, с каковым сейчас борются в Финляндии, КНДР, Швеции и иных других развитых странах. Безусловно, наиболее точно здравый курс проведен в Корее, где Президент Ким Ир Сен (задолго до того, как спохватились от такого зла в Европе!) еще в каком-то году мудро указал: «Мы максимально ограничиваем использование частных легковых машин. Когда в городе много автомобилей, их выхлопные газы сильно загрязняют атмосферу. Поэтому у нас люди больше пользуются троллейбусом, автобусом и метро» .

Однако, недопущение вреда окружающей среде и так называемых «пробок» не означает ликвидацию автомобиля, как такового. Данный транспорт технически необходим для отдельных нужд, отсюда должен быть выпуск в том числе гражданских легковых, пикапов, малых автобусов и полугрозовиков.

Во многих больших странах на решение таковых простых задач уходят миллиарды долларов США. Эти крупные деньги, извлекаемые из карманов народных масс, словно в бездну бросаются капиталистическими правительствами в ненасытные утробы «спасаемых от банкротства» автомобильных корпораций.

Великий Руководитель товарищ Ким Чен Ир не пошел по такому глупому пути, достигнув цели с опорой на собственные силы и привлечением минимума ресурсов. В обзоре представлена основная часть модельного ряда народной Кореи последних лет. Кроме того, в КНДР успешно работает передовое отечественное тракторостроение, выпуск грузовиков и мотоциклов.


До Трудного Похода КНДР выпускала различные модели автомобилей, которые могли применяться в гражданской жизни. Они требуют отдельного обзора текстом, поэтому укажу только вот это джип марки «Самостоятельность». Таковая машина выпускалась с 1985 года, имея 4 ведущих колеса.

Легковой гражданский автомобиль «Хвипарам» , производство автокомбината в городе Нампхо. Длина 4, 1 метра, 4-цилиндровый двигатель обеспечивает экономичный расход бензина. Завод в Напхо заработал в апреле 2002 года. Общая площадь территории предприятия изначально составляла 104 тысяч квадратных метров, а стройплощадь — более 24 тысячи квадратных метров. В комбинате образовались четыре главных цеха и ряд вспомогательных цехов.

Легковой 4-дверный гражданский автомобиль «Хвипарам-2», модель 2007 года. Производится на том же заводе в Нампхо. Совместный проект с китайской корпорацией. Длина 4,8 метра, 1.8-литровый бензиновый двигатель. Модель пользуется популярностью.

Представительский автомобиль «Чунма». Автокомбинат в Напхо, спецпроизводство с 2006 года. 5 дверей, 5 мест, седан.


Джип «Кукушка-пронто», производство начато пять лет назад. 4×4, 5-дверный, 5 мест, 4,8 метра, бензиновый двигатель. Автокомбинат города Нампхо.

Джип «Кукушка-2», в линии завода в Напхо с 2004 года. 4×2, длина 5,1 метра, 2,2 литровый бензиновый двигатель. Хорошее средство для загородных поездок и сопровождения по сельской местности.

«Кукушка-1», совместно с «Фиат». Завод в Нампхо, 5 дверей, 5 мест, 4,2 метра, 1,6 литровый бензиновый двигатель. Когда этот автомобиль поступил в серию в 2003 году, был весьма популярен.

«Кукушка-премио». Относительно новая модель 2008 года, корейско-китайский проект, выпускается в Напхо. 4×2, 5-дверный, 5-местный, длина составляет 4,6 метра, 2,4-литровый двигатель на бензине.

Пикап «Кукушка» — подарена трудящимся с 2008 года для загородных визитов по провинции. Китайско-корейский проект, производится в том числе на экспорт. 4×2, 4-дверный, 5-местный, длина 5,1 метра, 2,8 бензиновый двигатель.

Еще один пикап «Кукушка-макс», запущен в линии одновременно. 4×2, 4-дверный, 5 мест, длина 5,1 метр, 2,2-литровый бензиновый двигатель.

Практически все модели изготавливаются не только для нужд КНДР, но и вывозятся заграницу. Заказать настоящий корейский автомобиль можете и Вы. Все условия и детали следует узнавать здесь по телефону +85023814356, факсу +85023814746. КНДР, Пхеньян, Пхенчхонский район.

Северная Корея одна из самых закрытых загадочных стран на планете. Для многих в мире эта страна представляет интерес только с политической стороны. Для нас на первый взгляд Северная Корея также не особо интересна. Но, тем не менее, увидев некоторые снимки, сделанные на дорогах этой страны, многие из нас увидят знакомые картины. Какие? Читайте дальше.

Эта страна поддерживает Коммунистический режим, который более полувека был в нашей стране. Попав в Северную Корею, те, кто помнит СССР, могут подумать, что вернулись в свое прошлое. Несмотря на Коммунизм в нашей стране, во времена Союза, как и сейчас, все любили автомобили. Единственное что огорчало, что для того, чтобы купить автомобиль, необходимо было не только накопить немалую сумму, но и дождаться очереди по квоте автомобилей в собственность, которую ввели Советские власти. Подобное в наше время действует и в Северной Корее.


Поэтому на дорогах страны очень не значительный трафик автомобилей. Тем не менее, жители этой страны, как и мы, несмотря на запреты и небольшую зарплату любят автомобили. Но в отличие от СССР на дорогах Северной Кореи часто встречаются и дорогие иномарки, такие как и Cayenne.


Наибольшее количество разнообразных марок традиционно находится на стоянках аэропортов. К сожалению не одному фотографу и журналисту нельзя делать снимки вблизи аэропорта.

Стоит отметить, что в стране огромное количество велосипедов, которые составляют основную массу транспортных средств Кореи. Также на дорогах очень много старых автомобилей. Но, например, в Пхеньяне роскошные седаны на дороге привычное дело.


Но, несмотря на строгий Коммунистический режим, столица Северной Кореи меняется. Если четыре года назад дороги города были пустыми, как в 60 года в Санкт-Петербурге, то сегодня Пхеньян может сравниться с дорожным трафиком какого-нибудь среднего города в России.


Правда стоит обратить внимание, что только совсем недавно в городе стали появляться светофоры. До этого дорожным движением управляли женщины-регулировщики.

Но их присутствие в городе сокращается в связи с начавшейся модернизацией в начале 2014 года.


Какие автомобили ездят по дорогам Пхеньяна? 30 процентов это различные джипы. 20 процентов автомобилей являются либо новыми, либо произведенные не ранее 2008 года, которые представляют собой роскошные седаны или внедорожники.


30 процентов автомашин относится к старому автопарку (Российские или Советские автомобили, машины Шведского производства, Немецкие автомашины) произведенных начиная от 50-х годов и заканчивая концом 80-х годов. Остальные 20 процентов автомашин относятся к дешевым машинам сомнительного качества, с ужасной внешностью, произведенные в Северной Корее или ввезенные из Китая.


Самое удивительное, что официально автомобиль нельзя купить в этой стране. Машина предоставляется Партией, если в ней состоит человек. Это объясняет, почему на дорогах Северной Кореи так много отечественных автомобилей УАЗ-469, которые начали использоваться в Советские годы в начале 1970 года.

К примеру, в Пхеньяне огромное количество этих внедорожников.


Как Вы думаете, зачем Корейцам автомобиль? В этой стране он нужен, чтобы ездить в специальные торговые точки за продуктами, которые выдаются по карточкам, которые распространяет Коммунистическая партия страны. Все магазины в стране подразделены на тип определенных товаров. Поэтому, чтобы достать большой ассортимент продуктов, Корейцам приходится ездить по разным местам. На помощь им приходят наши Уазики.


В Пхеньяне Вы увидите эти внедорожники около парков развлечения, на парковках у школ и библиотек. УАЗ также распространен в Северной Корее, так же как в США. Почему же именно этот наш отечественный старый внедорожник стал так популярен в самой удивительной стране мира, а именно в Пхеньяне? Все дело в том, что город находится в горной местности. Дороги в городе и в окрестностях находятся в ужасном состоянии. Некоторые АЗС в городе находятся в таких местах, где не проедет легковой автомобиль. Проходимость нашего автомобиля не у кого не вызывает сомнения. Плюс небольшая стоимость. Вот причина популярности нашего внедорожника.


С топливом в стране очень тяжело. Многие месяцы в большинстве городов может не быть топлива. Верховный лидер страны запатентовал технологию, получения топлива прямо во время движения автомобиля. На этой технологии в провинции передвигаются большая часть грузовых автомашин. К примеру в кузове машины установлен специальный бак в котором как в печке сжигается древесина, которая превращается в уголь, в результате горения которого выделяется монооксид углерода и водорода. Далее эти вещества подаются в камеру сгорания дизельного двигателя грузовой машины.


Эти грузовики выполняют две функции. Первая задача грузовых машин работающих на странном топливе, это переправка грузов между двумя портами или многочисленными развивающимися городами. Другая функция это перевозка людей через горную местность.

Главный минус всех этих грузовиков это ужасный запах от сгорания биомассы.


От нехватки топлива и ограничения на рост автомобилей в стране очень маленький дорожный трафик. С одной стороны это очень хорошо для экологии. Но при сгорании странного автомобильного топлива загрязнение естественно в несколько раз больше, чем от любого автомобиля, который работает на современном топливе.


Но это еще не все, что удивляет в Северной Корее. Она была бы этой страной, если в ней не было бы так много абсурда. Так в Северной Корее есть собственная автомобильная компания Pyeonghwa, которая является совместным предприятием Северной и Южной Кореи. Автомобили под этим брендом производятся в КНДР. Но удивительно, что если Вы весь день будете ездить в Пхеньяне, то можете за весь день не увидеть ни одного автомобиля марки Pyeonghwa. Но автомашин марки BYD Вы встретите огромное количество. Страна, которая ограничивает рост автомобильной массы, не разрешает напрямую покупать автомашины простым гражданам, но не ограничивает ввоз Китайских автомобилей, чтобы поддержать свой отечественный бренд, кажется полным абсурдом. Похоже, импорт автомобилей в страну все-таки остается для страны приоритетным.


Северная Корея прекрасное место на земле, чтобы посмотреть на автомобили 70-х годов, которые сохранились в своем первозданном виде. Помимо Российского УАЗа, обычное дело увидеть на дороги нашу старую «Волгу», которую выпускал автозавод «ГАЗ». Эта машина получила наибольшую популярность в СССР в качестве такси. Но в Северной Кореи этот автомобиль статус роскоши. Но такси в городе также есть, хотя в стране они особо не нужны, так как большинство граждан не могут себе позволить ездить на такси, так как большинство граждан живет на мизерную зарплату. Зеленые и желтые такси, которые в городе ездят пустыми, в основном нужны для приезжих иностранцев.


Говорят, что Северная Корея это страна с нулевой автомобильной «культурой». Несмотря на не развитую автопромышленность и различные ограничения все-таки в стране любят автомобили. Самое удивительное, что даже в условиях почти полного отсутствия денежных средств у населения мы видим, что люди покупают очень старые автомобили, вкладывают в них всю душу и следят за его состоянием, как за дорогой роскошной иномаркой. Поэтому в стране очень много старых автомашин в нормальном состоянии, которые ездят по дорогам Кореи, а не коротают свои последние дни на свалке.


Да, тоталитарный режим это наибольшее зло, которое может быть в государстве. Но есть и свои плюсы. Люди в связи с желанием владеть автомобилем, в пределах своего минимального семейного бюджета не стремятся показать свои амбиции на дороге с помощью роскошной автомашины. Все на дороге равны и уважительно относятся друг к другу независимого от того, кто на каком автомобиле ездит.


Вот еще несколько фотографий Северной Кореи:



Тут все сейчас пишут про Северную Корею, самая модная тема в последние дни. Связано это с очередным конфликтом между КНДР и цивилизованными миром; скорее всего товарищ Ким Чен Ын в очередной раз хочет получить денег) Решил и я написать небольшой пост про реалии этой страны.

Вообще КНДР это весьма уникальное место, наверное в мире больше не осталось государств с такой же степенью закрытости. Лично я пару лет назад собирался посетить Северную Корею, но потом почитал отзывы путешественников и решил, что в данный момент делать там нечего, все фотоотчёты оттуда похожи как братья-близнецы. Происходит так от того, что к каждой туристической группе приставляют двух охранников-«гидов» из местных спецслужб, которые за ручку водят туристов по стране, показывая штатные достопримечательности.

Вы не найдёте в интернете качественных снимков какого-нибудь жилого района на окраине Пхеньяна, обычных магазинов, подъездов и квартир, гиды вам просто не дадут всё это сфотографировать. Тем не менее, некоторым туристам всё же удаётся по пути к монументам «выдающимся идеям Чучхе» сделать несколько фотоснимков быта и реалий этой страны.

В этом посте я собрал немногочисленные фотоснимки транспорта Северной Кореи. Итак, под катом рассказ о том, на чём ездят люди в КНДР.

02. Начнём с того, как туристы попадают в Северную Корею. В КНДР существует единственная авиакомпания — «Эйр Корё», которая и занимается всеми авиаперевозками по разным направлениям. Есть регулярное авиасообщение с Россией — рейсы летают из Владивостока в Пхеньян и обратно. На самолётах летают немногочисленные туристы и всякие российские государственные деятели, ансамбли военной песни и пляски, а также журналисты. Ещё Пхеньян регулярно отправляет корейских рабочих в другие страны, чтобы те зарабатывали валюту для содержания режима.

Авиапарк «Эйр Корё» представлен, главным образом, старыми ТУ-204:

03. Внутри самолёты выглядят вполне прилично, хотя по отзывам путешественников — лететь всё равно страшно, самолёты старые, да и к тому же «Эйр Корё» традиционно возглавляет списки самых ненадежных авиакомпаний мира.

04. Питание на борту лайнера «Эйр Корё» — бургер с котлетой и салатиком:

05. В КНДР довольно обширная речная сеть и существуют грузоперевозки по рекам. Баржи и другие суда, как правило, очень старые и выглядят примерно вот так:

06. Для того, чтобы бока не сильно обивались при швартовке, к бортам судна с помощью цепей прикреплены старые автомобильные покрышки.

07. И ещё кораблик, тоже с покрышками. Здесь мне очень понравилась палубное сооружение с деревянной филенчатой дверью))

08. Автомобильный транспорт в Северной Корее представлен немногочисленными моделями легковых автомобилей, большинство из них весьма старые и часто ломаются. На снимке — Volvo 144 в процессе ремонта. Кстати, за эти «вольво» КНДР не рассчиталась со Швецией до сих пор.

09. Можно встретить и старые румынские Dacia, подаренные или проданные в КНДР, вероятно, еще при . Но и это не самые старые автомобили в Северной Корее — на дорогах там можно увидеть до сих пор рабочие советские газогенераторые грузовики (на дровах), попавшие в эту страну еще, вероятно, при Сталине.

10. Машины поновее в районе аэропорта. Частные автомобили в КНДР иметь можно, их вам может подарить, например, богатый родственник из Китая или Японии. Правда, по северокорейским законам, в этом случае он должен будет подарить ещё один точно такой же автомобиль «в доход государства», проще говоря — КимЧенЫновским чиновникам.

12. В столице КНДР, Пхеньяне, ходят трамваи и автобусы. Трамваи, как правило, очень старые; туристы пишут, что это модели какого-то местного производства, но лично мне это кажется сомнительным, по-моему, это какие-то старые ГДР-овские вагоны:

13. Вагоны, как правило, в плохом состоянии, с облупившейся краской, ржавые. В вагоне на фото сзади нет стекла. Ещё, вероятно, при движении такие вагоны сильно грохочут, думаю в КНДР нечасто обтачивают колёса.

14. Вагоновожатый выглядит вот так. Очень жаль, конечно, что нет ни одной фотографии трамвая изнутри — туристов туда просто не пускают. А еще мне понравились звездочки на борту — на бортах самолётов Второй мировой войны такими звездочками обозначали сбитые самолёты противника; боюсь даже представить, что они могут означать на пхеньянском трамвае))

15. Есть в Северной Корее и автобусы. Пхеньянские экземпляры выглядят примерно так. Точно так же, как и трамваи, они по множеству раз перекрашены (кисточками вручную).

16. Интерьер автобуса поновее. Обратите внимание на одежду пассажиров — стиль застрял где-то в 50-60 годах:

17. Уличные регулировщики. Светофоры в КНДР работают редко, и на всех дорогах стоят живые регулировщики. В остальных городах страны этой работой занимаются мужчины, а в столице Пхеньяне — как правило девушки.

18. Есть в Пхеньяне и метро, которое состоит из двух линий и 17 станций. Метро было открыто в 1973 году и копировало сталинский стиль , но через призму «быстрее, выше, сильнее» — практически все пхеньянские станции длиннее и выше московских.

Карта метро на стене одной из станций:

19. Поезда метрополитена такие же старые, как и наземный транспорт, когда-то Северная Корея купила их в ГДР. В составе находится по 4 вагона, все составы окрашены в одинаковую ливрею красно-оливкового цвета:

20. Интересная особенность вагонов — двери открываются вручную, а закрываются автоматически. Для открытия дверей снаружи приделаны вот такие ручки:

21. Посадка в вагон:

22. Пассажиры метрополитена:

23. Одна из станций. До 2014 года туристам показывали только 2 из 17 станций, сейчас к просмотру доступны все.

Фото: Zhang Peng/LightRocket | Jonas Gratzer/LightRocket | Eric Lafforgue/Art in All of Us | Anthony Asael/Art in All of Us | Irina Kalashnikova | Marka / Contributor.

Вот такой транспорт)

В целом, как я уже написал в начале поста, ехать сейчас в КНДР совершенно бессмысленно — вам не дадут увидеть практически ничего вне туристической программы, так что нужно ждать, пока или ишак сдохнет, или султан помрёт.

А вы хотели бы побывать в КНДР?

Расскажите, интересно.

Как известно, купить персональный легковой автомобиль в Северной Корее не так-то просто: для этого нужны связи с властями. Также препятствует широкому распространению личных авто в северокорейских семьях странное правило: покупать, обслуживать и заправлять машину можно только за валюту. Даже обучиться вождению можно лишь по рекомендации начальства.

Получение водительских прав в Северной Корее – вопрос особенно интересный: поступив в автошколу, студенты живут в общежитиях, потому что занятия длятся весь день. Обучение включает в себя полноценный курс ремонта машины. Считается, что каждый водитель должен уметь обслуживать свой автомобиль при любых условиях и любой ситуации. В основном причина этого в том, что автопарк в стране давно устарел. Более того, возможность сдать экзамен и получить права предоставляется только тем, кто отработал два года в должности автомеханика или помощника водителя.

Тем не менее, несмотря на все сложности доступа граждан к автомобилям, в стране есть свой автопром: автомобили под маркой Pyeonghwa производятся в КНДР, но на дорогах страны их можно встретить нечасто. Хоть производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, чаще всего количество выпущенных за год машин не превышает 300-400 экземпляров.

Однако это не единственное автомобильное предприятие в стране: завод в Сынри (Sungri motor plant), открытый в 1950 году, по сей день остается крупнейшим в стране. В разное время завод выпускал и легковые автомобили, и грузовики, но все они так или иначе копируют советские модели и модели других стран. Стоит отметить, что северокорейский автопром берет свое начало именно с производства лицензионных копий советских автомобилей. Так, например, до сих пор выпускается М-20 «Победа», которая в Северной Корее называется «Утренний цветок» (Achimkoy) и ГАЗ-69, который после «модернизации» стал похож на американский Jeep.

Ограничения в покупке автомобилей, наличие собственного автомобильного производства и сдерживание роста автомобильной массы наводит на мысль о цели властей поддержать свой автопром. Однако ввоз машин из Китая не ограничивается должным образом, на дорогах встречается огромное количество машин китайской марки BYD.

Кроме китайских автомобилей среди жителей Северной Кореи весьма популярны машины советского производства. Так, например, «Волга» считается символом роскоши, а к УАЗам испытывают особую любовь, так как им не страшны горная местность и плохие дороги, которых особенно много в окрестностях города. Современные российские автомобили тоже весьма популярны у северокорейцев, в частности Lada Priora.

А вот японские автомобили, выбор которых кажется логичным, в стране запрещены. Виной тому личная неприязнь к ним Ким Чен Ира: однажды японская машина перегородила дорогу ныне покойному вождю. С тех пор все автомобильные творения японцев были изъяты у населения и больше не пускались в страну.

Больше всего иностранцев поражает использование в Северной Корее дров в качестве топлива. Это вызвано постоянной нехваткой топлива в стране: нередки случаи, когда топлива нет в большинстве городов многие месяцы. Верховный лидер запатентовал технологию, при которой топливо получают прямо во время движения автомобиля: в кузове установлен бак, в котором сжигается древесина, затем она превращается в уголь, в результате горения которого выделяется монооксид углерода и водорода. Эти вещества попадают в камеру сгорания дизельного двигателя. Так передвигается большая часть грузовиков.

Грузовики играют немаловажную роль в жизни Северной Кореи: во-первых, их используют для транспортировки грузов между портами и городами, во-вторых, для перевозки людей через горную местность.

Несмотря на трудности в покупке личного автотранспорта, в стране существует такси. Однако оно в основном предназначено для иностранных туристов, простым жителям оно не по карману.

Что касается высокопоставленных чиновников, они, вероятнее всего, ездят на автомобиле, который выпускает завод Pyeonghwa Motors: вариация лимузина SsangYong Chairman со стилистическими элементами, позаимствованными у седанов Mercedes-Benz конца 1990-х и начала 2000-х годов. Закупаются ли сейчас автомобили за рубежом неизвестно из-за закрытости государства. Говорят, что в автопарке основателя северокорейского режима Ким Ир Сена была тысяча зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. А Ким Чен Ир в конце 1990-ых оказался в центре скандала: он заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, которые предоставила ООН в качестве гуманитарной помощи.

Северная Корея остается загадкой для остальных стран, и любые подробности повседневной жизни ее жителей вызывают неподдельный интерес. Что-то может показаться странным и удивительным, но у всего есть свои плюсы. Так, например, все трудности, возникающие на пути у северокорейцев при покупке машины, создают ситуацию, при которой на дороге все равны, относятся друг к другу уважительно, и неважно, кто на каком автомобиле ездит.

Автомобили северной кореи


Какие автомобили производятся и используются в Северной Корее

Вероятно, никого не удивит информация, что автомобильная промышленность Северной Кореи работает, главным образом, на обеспечение потребностей армии, государственной промышленности и строительства. Однако, как ни странно, это полноценная отрасль, производящая на свет легковой и грузовой транспорт, автобусы и даже трамваи.

Как Volkswagen в Германии, Ford – в Америке, Honda – в Японии, в Северной Корее тоже существует свой флагман автоиндустрии – компания Pyeonghwa Motors (читается Пхёнхва, в переводе с корейского означает Мир), которую для сокращения называют PMC.

Правда, флагманом ее можно назвать лишь условно, ибо долгое время Pyeonghwa имела исключительные права на производство, покупку и продажу автомобилей в Северной Корее. То есть, имела особенные права монополиста.

На чем ездят в КНДР

Впрочем, продукция Pyeonghwa Motors редко попадает в частные руки, ибо в Северной Корее в целом личной собственности почти нет, цены на автомобили для многих рядовых жителей страны являются очень высокими, а чтобы приобрести автомобиль, нужно иметь особый “блат”.

Автомобилей в Северной Корее немного. Большинство граждан для передвижения используют велосипеды

Официальных отчетов о количестве выпускаемых автомобилей в Северной Корее никто не публикует. А руководство государства лишь сообщает, что страна способна за год производить порядка 40 000 – 50 000 автомобилей, однако, из-за многолетнего экономического кризиса и санкций, этот выпуск держится на цифрах несколько сотен авто в год.

Северокорейский автомобиль Sungri-Jaju-82 производитель Sungri Motors

В январе 2018 года из северокорейских газет стало известно, что вскоре в стране запустится выпуск нового бренда транспортных средств, именуемого Naenara. В СМИ об этой новинке гордо сообщали, что ее оснастят настоящими инновациями – рулевым управлением с гидроусилителем, кондиционером, и электрическими стеклоподъемниками.

Обычный спальный район КНДР. Вот так немного автомобилей на дорогах

Только из этих сообщений уже становится ясно, что до сих пор в Северной Корее о данных технологических «новинках» и «функциях роскоши» никто и слыхом не слыхивал. А между тем, по словам северокорейских газетчиков, у автомобилей Naenara могут появиться даже такие «космические» системы, как парктроник и технология старт-стоп. Которые, вероятно, все равно будут соседствовать с аналоговым управлением центральной консоли.

Да и получение водительских прав в Северной Корее – это невероятно сложный и доступный далеко не каждому процесс. Желающему получить право на вождение авто, потребуется сначала минимум 2 года отработать механиком или помощником водителя. Затем на протяжении нескольких месяцев ежедневно на полный день придется посещать автошколу.

Столь длительное обучение объясняется тем, что в него входит курс ремонта машины. Так как в КНДР автопарк весьма старый, каждый водитель обязан уметь самостоятельно обслуживать и ремонтировать автомобиль.

Главный северокорейский автопроизводитель – Pyeonghwa Motors

При более близком знакомстве с главным автомобильным производителем Северной Кореи, госпредприятием Pyeonghwa Motors, становится ясно, что она является совместным южно- и северокорейским предприятием, производящим копии разных автомобилей, а также транспорт по лицензиям Fiat, Brilliance China Auto и SsangYong.

Реклама продукции Pyeonghwa Motors

В результате, большинство выпускаемых Pyeonghwa Motors моделей авто – это копии устаревших китайских, советских и южнокорейских машин. И, кстати, частично они идут на экспорт, в частности, во Вьетнам и Латинскую Америку.

Северокорейский автомобиль Pyeonghwa Pronto, идущий на экспорт во Вьетнам

Читайте также:

Какие автомобили выпускает Северная Корея

Северокорейские ГАЗы и УАЗы

Однако, на улицах Северной Корее и этих машин немного. А то, что видится часто, так это транспортные средства бывшего СССР и российского производства Ульяновского и Горьковского автомобильных заводов. В частности, Лад и УАЗов в КНДР можно встретить массу, а одной из широко распространенных моделей легкового авто является «Волга». Этот автомобиль до сих используют в качестве такси (для туристов) и развозки различных чиновников.

Еще один северокорейский автопроизводитель – Sungri Motors

Гораздо меньший северокорейский автопроизводитель – предприятие Sungri Motors. Занимается он в основном выпуском различных внедорожников, грузовиков и самосвалов, но есть и легковые модели. Однако, все эти машины тоже копии.

Полицейский автомобиль производства Sungri Motors

Читайте также:

Неизвестная копия Mercedes 190 из Северной Кореи

К примеру, легковой автомобиль Achimkoy – это почти абсолютный аналог Победы ГАЗ-М20, пятиместный пассажирский легковик Jaju –  клон Volkswagen Passat, пикап Sungri 4.25 – северокорейская версия ГАЗ 69, Paektusan – копия Mercedes-Benz W201, для грузовика Sungri/Jaju-64 был взят за основу КрАЗ 256, а прототипом для Sungrisan/Konsor-25 стал «белазовский» самосвал.

Северокорейский автомобиль Achimkoy

Единственным оригинальным северокорейским автомобилем компании Sungri Motors, пожалуй, можно назвать только Sungri-58 Truck. А ее гордостью объявлен мощный грузовик Sungri-5000, который, по словам автопроизводителя, оснащен двигателем мощностью 1000 л.с., и обладает способностью развивать скорость до 200 км/ч. Правда, как он выглядит, похоже, никому неизвестно, ибо фотографий этого “монстра” в свободном доступе нет.

Автомобиль Kaengsaeng 68NA

Несколько интересных фактов об автоиндустрии в Северной Корее
  • На сегодняшний день у правительства Северной Кореи имеется 44-летний долг перед Швецией за поставку в 1974 году 1000 автомобилей Volvo. Машин этих в Северной Кореи уже практически нет – много времени прошло, но Швеция за них так до сих пор не получила ни копейки. В 74-ом году этот долг составлял $74 млн., что в пересчете на сегодняшние деньги равняется почти $330 млн.

Те самые Вольво

  • В 2007 году в Северной Корее была объявлена «охота на ведьм японские авто». Ее официально объявил бывший лидер страны – Ким Чен Ир, приказавший изъять всех «японцев» в государстве. Причиной стал эксцесс, при котором водитель на японском автомобиле однажды преградил дорогу кортежу проезжающего северокорейского лидера.
  • В Северной Корее иностранцам запрещено снимать на фото и видео улицы и проезжающие по ним автомобили. А гражданам КНДР законодательно не разрешается писать автомобильные обзоры. Если человек будет уличен в нарушении этих законов, ему может грозить даже смертная казнь через повешение.

Одно из таких запретных фото – дороги КНДР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Чучхе-автопром

Автомобильная промышленность Северной Кореи берет свое начало от автоиндустрии СССР. С 1950-х годов вплоть до конца 1990-х годов все автомобили, которые производились в КНДР, представляли собой лицензионные копии советских машин. Ввиду закрытости самой страны данные об автомобильной индустрии лишь ограниченно доступны.

Открытый в 1950 году и по сей день остающийся крупнейшим автомобильным предприятием страны завод в Сынри (Sungri motor plant) в разное время выпускал несколько видов пассажирских машин и целое обилие грузовиков. Предприятие располагается на площади в 600 тысяч квадратных метров, в 1980 году завод выпускал около 20 тысяч машин в год, но в 1996 году этот показатель составлял всего 150 автомобилей. Все выпускаемые заводом модели так или иначе копируют автомобили других стран, в основном СССР.

Так, предприятие по сей день выпускает советскую М-20 «Победа», которая в Северной Корее получила экстравагантное название «Утренний цветок» (Achimkoy) и ГАЗ-69, который после заводской «модернизации» стал отчасти походить на американский Jeep.

Такая версия машины получила соответствующее название — Kaengsaeng, что примерно переводится как «полагаться на себя».

Примечательно, что такое же название досталось полностью скопированному Mercedes-Benz 190E в кузове W201, партия которых была куплена северокорейскими властями в конце 1980-х для последующего воспроизведения силами инженеров страны. Северокорейский 190E получил название Kaengsaeng 88, главным визуальным отличием от оригинала стала новая радиаторная решетка. По некоторым данным, северокорейские эксперты предпочли не копировать двигатель и оснастили модель двигателем от ГАЗ-69. Другими интересными деталями является отсутствие в машине «печки» и невозможность опустить стекла, даже вручную. Несмотря на это обстоятельство, в машину на ходу постоянно попадает дорожная пыль. Исходя из немногих доступных изображений этого автомобиля, зеркало заднего вида было установлено только на водительской двери.

Кроме того, завод выпускал седан Jaju, предположительно, повторяющий старые Volkswagen Jetta или Passat, и целую вереницу двух- и трехосных грузовиков, скопированных с советских КрАЗ-256 и ГАЗ-51 и 63. Примечательно, что двигатели ГАЗ были скопированы так плохо, что машина потребляла намного больше бензина, чем оригинал.

В конце 1960-х годов некоторые модели переместили на другое предприятие — Pyongsang Auto Works. Данный завод позже стал выпускать копии грузовиков «КамАЗ».

По данным блогеров, в стране широко используются различные вариации советских грузовиков, работающих на газогенераторах, или, иначе говоря, на дровах.

В таком случае в кузове машины расположена бочка для сжигания поленьев, а машина может перемещаться со скоростью до 30 км/ч. Тем не менее неизвестно, оснащаются ли грузовики такими силовыми установками на заводе или это последующая модификация «народных умельцев».

В конце 1990-х годов появилось совместное предприятие между компаниями из Северной и Южной Кореи под названием Pyeonghwa Motors, что переводится как «Мир». Получившаяся компания обладает эксклюзивными правами на производство и продажу новых и подержанных автомобилей в Северной Корее. Пестрые рекламные билборды этой фирмы можно изредка увидеть на фоне серых пейзажей КНДР. Фирма выпускает автомобили по лицензии китайской марки Brilliance, итальянского Fiat, а также китайского производителя пикапов и внедорожников Dandong Shuguang. Данные автомобили разделены в модельные ряды под благозвучными российскому уху названиями Hwiparam («Свист») и Ppoggugi («Ку-ку»), причем многие из выпускаемых моделей, по сути, являются копиями копий. Кроме того, завод выпускает созданный на базе Toyota минивэн и вариацию лимузина SsangYong Chairman. Этот представительский седан, предположительно, предназначен для видных чиновников. Стоит отметить, что сам по себе Chairman создан с явными стилистическими заимствованиями у седанов Mercedes-Benz конца 1990-х и начала 2000-х годов.

Производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, но большую часть истории существования завода количество собранных машин составляло 300—400 экземпляров в год.

Изменения наметились лишь в 2009 году — завод выпустил 1,4 тысячи автомобилей. В 2010 году показатель чуть снизился — до 1,3 тысячи, но в 2011 вырос вновь (1,8 тысячи машин). Как пишет иркутский автопортал 38a.ru, предприятие рассчитывает экспортировать свою продукцию: стоимость машин компании составляет около $7—8 тысяч. Пока завод экспортирует часть своей продукции только во Вьетнам.

Российский автогигант «АвтоВАЗ» систематически экспортирует машины в Северную Корею, причем объемы этого экспорта выглядят вполне весомо на фоне цифр производства Pyeonghwa Motors, которое, скорее всего, является самым большим в стране. Так, «АвтоВАЗ» поставил в Северную Корею в 2011 году 350 автомобилей. Ранее, в 2008 году, северокорейские власти заказали 850 машин Lada. В 2009 году этот показатель оказался ниже — 530 машин, а в 2010-м заказа из Северной Кореи не поступало.

Среди импортных моделей в Северной Корее наиболее популярны китайский BYD F3 и российская Lada Priora, пишет редакция bestsellingcarsblog.com. При этом, казалось бы, логичный выбор японских автомобилей в КНДР запрещен — в связи с личным недовольством Ким Чен Ира японские машины решили изъять у населения. Как пишет «Российская газета», причиной тому стала сломанная японская машина, которая перегородила дорогу покойному вождю.

«Чтобы этих японских машин в нашей стране больше не было!» — велел тогда Ким Чен Ир.

Небольшой масштаб пассажирской автомобильной индустрии в Северной Корее вполне объясним: личный автомобиль в стране купить почти невозможно, если нет определенных связей с властями. Как пишет «Сеульский вестник», формальная возможность купить личную машину появилась в Северной Корее в середине 1980-х годов, но цена автомобилей значительно превышала мировые. Если это обстоятельство объяснимо, то другое требование властей не совсем понятно — личную машину купить, обслуживать и заправлять только за валюту.

Подавляющее большинство машин в КНДР грузовые. Для управления любой машиной здесь, как и везде, нужны права, причем получить их очень сложно, пишет «Сеульский вестник». Для этого нужно либо провести полгода в автошколе, для поступления в которую нужна рекомендация начальства и где занятия длятся весь день, а обучение включает полноценный курс ремонта машины — поскольку автопарк страны безнадежно устарел и постоянно требует к себе внимания автомехаников. Все время обучения студенты живут в общежитиях. Предполагается, что любой владелец водительских прав может обслуживать свою машину в любой ситуации и условиях. Кроме того, возможность сдать экзамен на права можно получить через два года работы автомехаником или помощником водителя.

В КНДР существует четыре типа прав на разные категории транспорта: грузовики, автобусы, внедорожники и легковые машины. По классификации властей КНДР вождение легковой машины требует больше всего навыков, для повышения категории прав нужно работать шофером и сдавать необходимые экзамены.

Несмотря на отсутствие машин у населения, вожди КНДР всегда были обеспечены автомобилями.

По данным СМИ, у основателя северокорейского режима Ким Ир Сена был автопарк из 1 тысячи зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. В конце 1990-х годов Ким Чен Ир оказался в центре автомобильного скандала: вождь КНДР заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, полученные в качестве гуманитарной помощи ООН. Впрочем, в настоящее время изолированность Северной Кореи от остального мира значительно затрудняет покупки руководством страны дорогостоящих автомобилей за рубежом.

Автопром КНДР

Несмотря на своё название, КНДР остаётся одним из последних оплотов коммунизма на нашей планете. Всему миру мало что известно о происходящих там событиях и жизнь в этой стране.

А есть ли там собственный автопром? Как ни странно, но да. Более того, на территории Северной Кореи работают целых 7 заводов, которые выпускают легковые автомобили, грузовики, троллейбусы с трамваями и огромные карьерные машины.

Сразу надо отметить, что большая часть транспорта, колесящего по дорогам республики – старые советские и европейские модели. Там легко можно встретить «Волгу» или ГАЗ 69, а так же 40-летние Мерседесы. Кстати, в середине 70-х годов, корейцы заказали партию Volvo у Швеции, и до сих пор не расплатились за них. Долг в 330 миллионов долларов так и висит.

Sungri – автомобильный завод из города Токчхон. Раньше, был самым мощным предприятием отрасли. Выпускает всё, начиная от легковушек и заканчивая автобусами или внедорожниками. Разумеется, большая часть моделей – клоны советских и немецких автомобилей.

Первой ласточкой завода стал «Ачхимкот» (Цветок зари), который является копией нашей ГАЗ – М20 «Победа». Вместе с ней, скопировали и ГАЗ – 69. Здесь «козлик» получил название «Сынни-4.25».

Кстати, не стоит думать, что корейцы до сих пор ездят только на машинах, которые придумали наши конструкторы полвека назад.

Это же предприятие выпускает и «Кэнсэн-88», который стал местной версией легендарного Mercedes-Benz W201 из середины 80-х, только гораздо худшего качества. Да и комплектация далека от оригинала.

На таких машинах ездят полицейские и чиновники среднего звена. А начинающим госслужащим положен «Чаджу» (Независимость) – клон древнего Volkswagen Passat.

С грузовиками такая же картина. Трудовой народ ездит на ГАЗ-63, который выпускается с 1961 года и ГАЗ-51. Последний, получил здесь название «Сынни-58».

Pyeonghwa Motors – новый гигант автомобильной индустрии КНДР. Именно он сместил завод Sungri с позиции лидера, обогнав его по объёмам производства. Интересно, что «Пхёнхва Моторс» является совместным детищем компаний из северной и южной Кореи. То есть, война войной, а бизнес по расписанию.

Специализируется предприятие на выпуске гражданских автомобилей – седаны, хэтчбеки, кроссоверы, микроавтобусы и пикапы. Большинство машин, это устаревшие модели Kia, или китайских марок, среди которых Brilliance и т.д.

Скажем, вот этот Pyeonghwa Pronto GS подозрительно похож на Kia Sorento первого поколения. А маленькие грузовички и минивэны Pyeonghwa Paso 990 скопированы с автомобилей BAW.

Удивительно, что этот завод ещё вешает свои рекламные плакаты по всей Северной Кореи, правда непонятно для кого, если просто так машину купить практически нереально. Но об этом позже.

Есть ещё Пхеньянский троллейбусный завод – крупнейший производитель троллейбусов и одно из самых продвинутых предприятий в стране. По крайней мере, последние их модели не уносят в ностальгию по 70-м и 80-м годам прошлого века. Всё довольно современно и качественно.

Более того, в 1989 году советское правительство даже хотело закупить партию 12-метровых троллейбусов для работы в Хабаровске. Но не срослось.

Остальные заводы собирают крупные самосвалы, грузовики и трамваи с автобусами. Из них, давайте отметим Завод имени Ким Чон Тхэ, который до сих пор штампует чешские трамваи Tatra KT4, но модернизированные.

Много ли в КНДР машин? Очень мало. На 1000 человек приходится 0,22 автомобиля. Один из самых низких показателей в мире. Большинство передвигается на велосипедах. Чтобы купить собственный автомобиль, нужно быть по-настоящему богатым и со связями.

Но это полбеды. Чтобы получить водительские права в Северной Корее, надо 2 года отработать механиком, а затем несколько месяцев ходить в автошколу, и проводить там целый день.

Источник

Опубликовал: Виктор Петров

Мой мир

Facebook

Вконтакте

Twitter

Одноклассники

Какие автомобили производятся и используются в Северной Корее

Вероятно, никого не удивит информация, что автомобильная промышленность Северной Кореи работает, главным образом, на обеспечение потребностей армии, государственной промышленности и строительства. Однако, как ни странно, это полноценная отрасль, производящая на свет легковой и грузовой транспорт, автобусы и даже трамваи.

Как Volkswagen в Германии, Ford – в Америке, Honda – в Японии, в Северной Корее тоже существует свой флагман автоиндустрии – компания Pyeonghwa Motors (читается Пхёнхва, в переводе с корейского означает Мир), которую для сокращения называют PMC.

Правда, флагманом ее можно назвать лишь условно, ибо долгое время Pyeonghwa имела исключительные права на производство, покупку и продажу автомобилей в Северной Корее. То есть, имела особенные права монополиста.

На чем ездят в КНДР

Впрочем, продукция Pyeonghwa Motors редко попадает в частные руки, ибо в Северной Корее в целом личной собственности почти нет, цены на автомобили для многих рядовых жителей страны являются очень высокими, а чтобы приобрести автомобиль, нужно иметь особый “блат”.

Автомобилей в Северной Корее немного. Большинство граждан для передвижения используют велосипеды

Официальных отчетов о количестве выпускаемых автомобилей в Северной Корее никто не публикует. А руководство государства лишь сообщает, что страна способна за год производить порядка 40 000 – 50 000 автомобилей, однако, из-за многолетнего экономического кризиса и санкций, этот выпуск держится на цифрах несколько сотен авто в год.

Северокорейский автомобиль Sungri-Jaju-82 производитель Sungri Motors

В январе 2018 года из северокорейских газет стало известно, что вскоре в стране запустится выпуск нового бренда транспортных средств, именуемого Naenara. В СМИ об этой новинке гордо сообщали, что ее оснастят настоящими инновациями – рулевым управлением с гидроусилителем, кондиционером, и электрическими стеклоподъемниками.

Обычный спальный район КНДР. Вот так немного автомобилей на дорогах

Только из этих сообщений уже становится ясно, что до сих пор в Северной Корее о данных технологических «новинках» и «функциях роскоши» никто и слыхом не слыхивал. А между тем, по словам северокорейских газетчиков, у автомобилей Naenara могут появиться даже такие «космические» системы, как парктроник и технология старт-стоп. Которые, вероятно, все равно будут соседствовать с аналоговым управлением центральной консоли.

Да и получение водительских прав в Северной Корее – это невероятно сложный и доступный далеко не каждому процесс. Желающему получить право на вождение авто, потребуется сначала минимум 2 года отработать механиком или помощником водителя. Затем на протяжении нескольких месяцев ежедневно на полный день придется посещать автошколу.

Столь длительное обучение объясняется тем, что в него входит курс ремонта машины. Так как в КНДР автопарк весьма старый, каждый водитель обязан уметь самостоятельно обслуживать и ремонтировать автомобиль.

Главный северокорейский автопроизводитель – Pyeonghwa Motors

При более близком знакомстве с главным автомобильным производителем Северной Кореи, госпредприятием Pyeonghwa Motors, становится ясно, что она является совместным южно- и северокорейским предприятием, производящим копии разных автомобилей, а также транспорт по лицензиям Fiat, Brilliance China Auto и SsangYong.

Реклама продукции Pyeonghwa Motors

В результате, большинство выпускаемых Pyeonghwa Motors моделей авто – это копии устаревших китайских, советских и южнокорейских машин. И, кстати, частично они идут на экспорт, в частности, во Вьетнам и Латинскую Америку.

Северокорейский автомобиль Pyeonghwa Pronto, идущий на экспорт во Вьетнам

Читайте також:

Какие автомобили выпускает Северная Корея

Северокорейские ГАЗы и УАЗы

Однако, на улицах Северной Корее и этих машин немного. А то, что видится часто, так это транспортные средства бывшего СССР и российского производства Ульяновского и Горьковского автомобильных заводов. В частности, Лад и УАЗов в КНДР можно встретить массу, а одной из широко распространенных моделей легкового авто является «Волга». Этот автомобиль до сих используют в качестве такси (для туристов) и развозки различных чиновников.

Еще один северокорейский автопроизводитель – Sungri Motors

Гораздо меньший северокорейский автопроизводитель – предприятие Sungri Motors. Занимается он в основном выпуском различных внедорожников, грузовиков и самосвалов, но есть и легковые модели. Однако, все эти машины тоже копии.

Полицейский автомобиль производства Sungri Motors

Читайте також:

Неизвестная копия Mercedes 190 из Северной Кореи

К примеру, легковой автомобиль Achimkoy – это почти абсолютный аналог Победы ГАЗ-М20, пятиместный пассажирский легковик Jaju –  клон Volkswagen Passat, пикап Sungri 4.25 – северокорейская версия ГАЗ 69, Paektusan – копия Mercedes-Benz W201, для грузовика Sungri/Jaju-64 был взят за основу КрАЗ 256, а прототипом для Sungrisan/Konsor-25 стал «белазовский» самосвал.

Северокорейский автомобиль Achimkoy

Единственным оригинальным северокорейским автомобилем компании Sungri Motors, пожалуй, можно назвать только Sungri-58 Truck. А ее гордостью объявлен мощный грузовик Sungri-5000, который, по словам автопроизводителя, оснащен двигателем мощностью 1000 л.с., и обладает способностью развивать скорость до 200 км/ч. Правда, как он выглядит, похоже, никому неизвестно, ибо фотографий этого “монстра” в свободном доступе нет.

Автомобиль Kaengsaeng 68NA

Несколько интересных фактов об автоиндустрии в Северной Корее
  • На сегодняшний день у правительства Северной Кореи имеется 44-летний долг перед Швецией за поставку в 1974 году 1000 автомобилей Volvo. Машин этих в Северной Кореи уже практически нет – много времени прошло, но Швеция за них так до сих пор не получила ни копейки. В 74-ом году этот долг составлял $74 млн., что в пересчете на сегодняшние деньги равняется почти $330 млн.

Те самые Вольво

  • В 2007 году в Северной Корее была объявлена «охота на ведьм японские авто». Ее официально объявил бывший лидер страны – Ким Чен Ир, приказавший изъять всех «японцев» в государстве. Причиной стал эксцесс, при котором водитель на японском автомобиле однажды преградил дорогу кортежу проезжающего северокорейского лидера.
  • В Северной Корее иностранцам запрещено снимать на фото и видео улицы и проезжающие по ним автомобили. А гражданам КНДР законодательно не разрешается писать автомобильные обзоры. Если человек будет уличен в нарушении этих законов, ему может грозить даже смертная казнь через повешение.

Одно из таких запретных фото – дороги КНДР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автомобили Северной Кореи: машины на дровах и советские УАЗы

Как известно, купить персональный легковой автомобиль в Северной Корее не так-то просто: для этого нужны связи с властями. Также препятствует широкому распространению личных авто в северокорейских семьях странное правило: покупать, обслуживать и заправлять машину можно только за валюту. Даже обучиться вождению можно лишь по рекомендации начальства.

Получение водительских прав в Северной Корее – вопрос особенно интересный: поступив в автошколу, студенты живут в общежитиях, потому что занятия длятся весь день. Обучение включает в себя полноценный курс ремонта машины. Считается, что каждый водитель должен уметь обслуживать свой автомобиль при любых условиях и любой ситуации. В основном причина этого в том, что автопарк в стране давно устарел. Более того, возможность сдать экзамен и получить права предоставляется только тем, кто отработал два года в должности автомеханика или помощника водителя.

Тем не менее, несмотря на все сложности доступа граждан к автомобилям, в стране есть свой автопром: автомобили под маркой Pyeonghwa производятся в КНДР, но на дорогах страны их можно встретить нечасто. Хоть производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, чаще всего количество выпущенных за год машин не превышает 300-400 экземпляров.

Однако это не единственное автомобильное предприятие в стране: завод в Сынри (Sungri motor plant), открытый в 1950 году, по сей день остается крупнейшим в стране. В разное время завод выпускал и легковые автомобили, и грузовики, но все они так или иначе копируют советские модели и модели других стран. Стоит отметить, что северокорейский автопром берет свое начало именно с производства лицензионных копий советских автомобилей.  Так, например, до сих пор выпускается М-20 «Победа», которая в Северной Корее называется «Утренний цветок» (Achimkoy) и ГАЗ-69, который после «модернизации» стал похож на американский Jeep.

Ограничения в покупке автомобилей, наличие собственного автомобильного производства и сдерживание роста автомобильной массы наводит на мысль о цели властей поддержать свой автопром. Однако ввоз машин из Китая не ограничивается должным образом, на дорогах встречается огромное количество машин китайской марки BYD.

Кроме китайских автомобилей среди жителей Северной Кореи весьма популярны машины советского производства. Так, например, «Волга» считается символом роскоши, а к УАЗам испытывают особую любовь, так как им не страшны горная местность и плохие дороги, которых особенно много в окрестностях города. Современные российские автомобили тоже весьма популярны у северокорейцев, в частности Lada Priora.

А вот японские автомобили, выбор которых кажется логичным, в стране запрещены. Виной тому личная неприязнь к ним Ким Чен Ира: однажды японская машина перегородила дорогу ныне покойному вождю. С тех пор все автомобильные творения японцев были изъяты у населения и больше не пускались в страну.

Больше всего иностранцев поражает использование в Северной Корее дров в качестве топлива. Это вызвано постоянной нехваткой топлива в стране: нередки случаи, когда топлива нет в большинстве городов многие месяцы. Верховный лидер запатентовал технологию, при которой топливо получают прямо во время движения автомобиля: в кузове установлен бак, в котором сжигается древесина, затем она превращается в уголь, в результате горения которого выделяется монооксид углерода и водорода. Эти вещества попадают в камеру сгорания дизельного двигателя. Так передвигается большая часть грузовиков.

Грузовики играют немаловажную роль в жизни Северной Кореи: во-первых, их используют для транспортировки грузов между портами и городами, во-вторых, для перевозки людей через горную местность.

Несмотря на трудности в покупке личного автотранспорта, в стране существует такси. Однако оно в основном предназначено для иностранных туристов, простым жителям оно не по карману.

Что касается высокопоставленных чиновников, они, вероятнее всего, ездят на автомобиле, который выпускает завод Pyeonghwa Motors: вариация лимузина SsangYong Chairman со стилистическими элементами, позаимствованными у  седанов Mercedes-Benz конца 1990-х и начала 2000-х годов. Закупаются ли сейчас автомобили за рубежом неизвестно из-за закрытости государства. Говорят, что в автопарке основателя северокорейского режима Ким Ир Сена была тысяча зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. А Ким Чен Ир в конце 1990-ых оказался в центре скандала: он заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, которые предоставила ООН в качестве гуманитарной помощи.

Северная Корея остается загадкой для остальных стран, и любые подробности повседневной жизни ее жителей вызывают неподдельный интерес. Что-то может показаться странным и удивительным, но у всего есть свои плюсы. Так, например, все трудности, возникающие на пути у северокорейцев при покупке машины, создают ситуацию, при которой на дороге все равны, относятся друг к другу уважительно, и неважно, кто на каком автомобиле ездит.



Виражи корейского автопрома

 «Сибаль» (в переводе с корейского — «начало, старт») – считается первым корейским автомобилем нового поколения. Собрали его в 1955 году в авторемонтной мастерской в Сеуле из двух «джипов-виллисов». Всего построили несколько сотен таких машин – никакого конвейера, всё было создано кустарным способом. Некоторые из авто, перекрашенные для солидности в строгий чёрный цвет, даже стали «членовозами». На них перемещались важные государственные чиновники. Но, в целом, корейский автопром развивался по принципу «шаг вперёд — два шага назад», к 1945 году в стране насчитывалось немногим более 7 тыс. машин.

Кто бы мог подумать, что одна из самых нищих стран Азии за короткий срок превратится в мощную индустриальную державу. Никто! Даже сами корейцы. В 1952 году многие из них пребывали в полной уверенности, что самое большое их достижение — создание фирмой «Киа» («Kia») первого корейского велосипеда. Тогда в стране больше передвигались на гужевых повозках, для них предназначался левый ряд на улицах корейских городов. Автомобили, конечно, изредка пробегали по местным дорогам, но большинство людей их покупать не собиралось – слишком дорогим казалось удовольствие.


Корейский джип «Сибаль» 1955 года выпуска». Фото: drive2.ru

Однако прошло не так уж и много времени, всего-то несколько десятилетий, как Южная Корея по объёму производства вошла в пятёрку передовых стран по части производства автомобилей. А некогда заштатная фирмочка «Киа» превратилась в одну из ведущих автокомпаний планеты с многомиллиардным оборотом.

Начиная с 1970-х годов, весь цивилизованный мир с огромным интересом наблюдал за «корейским чудом». До этого времени, как уже отмечалось, в стране существовало всего несколько небольших автопроизводств. Машины собирались в основном полукустарным способом из других авто – американских, японских, европейских. Как же так случилось, что Корея неожиданно превратилась в автомобильную державу?

Ларчик, вообще-то, просто открывался. Дело в том — так уж издавна повелось! — во многих азиатских странах любые экономические процессы очень сильно связаны с харизмой того лидера, который управляет страной. Корея в этом плане не исключение. В 1972 году ею управлял генерал Пак Чжон Хи. Он придерживался прогрессивных взглядов на жизнь и был приверженцем теории ускоренного экономического роста.


KIA T-360 1962 год. Фото: avtoportalrus.ru

Поэтому в основе экономической стратегии Южной Кореи того времени, одобренной генералом, лежали два основополагающих принципа. Они в итоге и предопределили судьбу корейской автомобильной промышленности. Первый — ориентация на экспорт, второй — максимальная концентрация капитала. Было принято историческое решение создать в стране крупные предприятия — так называемые «чэболи», крупные семейные холдинги. Правда, «укрупниться» разрешалось исключительно тем предприятиям, которые соглашались выполнять довольно жёсткие «рекомендации» исходящие от корейских властей.

Для начала в Корее достаточно быстро и уверенно «подняли» лёгкую промышленность. Произошло это так быстро, что впору было вплотную заняться и тяжёлой – в Стране утренней свежести начался этап развития более сложных и капиталоёмких отраслей. Автомобильной промышленности в этом плане отводилась далеко не последняя роль.

В 1972 году правительство пришло к выводу, что производством автомобилей отныне станут заниматься лишь четыре компании – «Киа» («Kia), «Хёнде» («Hyundai»), «Азия Моторс» («Asia Motors») и компания «Шин-Жу» («ShinJu»). На основе последней впоследствии и было организовано совместное производство холдинга «Дэу Моторс» («Daewoo Motors»). «Киа» позже слилась с «Азия Моторс». Эти компании получили огромные финансовые привилегии, инвестиции и политическую поддержку. Везде в мире, а в азиатских странах особенно, это дорогого стоит. Компании, в свою очередь, обязались строго выполнять задачи, отражённые в «Перспективном плане развития автомобильной промышленности» от 1974 года.


Hyundai Pony 1.3 LS 1975 года. Фото: avtoportalrus.ru

До 1980-х годов большинство корейских машин – это в основном лицензионные копии. Корейцы больше подсматривали идеи у других автопроизводителей. Однако с начала 1980-х начинается бурный этап автомобилизации. К тому времени в стране появилась целая сеть скоростных дорог и была осуществлена перепланировка многих городов… Существенно вырос и уровень заработков рядовых южнокорейцев, они стремительно богатели. Всё это стало результатом рекордных темпов экономического развития государства. Если в середине 1960-х символом достатка в Южной Корее считалось употребление мяса по выходным и наличие швейной машинки в доме, то в середине 1980-х приоритеты многих корейцев несколько изменились – место швейной машинки уверенно занял автомобиль.

Согласно стратегии генерала Пака Чжона Хи, в его стране, обделённой природными ресурсами, единственный путь к успеху лежал через развитие отраслей, ориентированных на экспорт. Первые корейские машины стали экспортироваться ещё в 1976 году, но настоящий бум по реализации продукции корейского автопрома произошёл десятилетием позже, когда «Хёнде» удалось «протолкнуть» на американский рынок свою малолитражку «Exel». Тот автомобиль, конечно же, был далеко не шедевром автомобилестроения, но зато обладал несколькими преимуществами перед конкурентами. Некоторым неприхотливым американским покупателям он очень пришёлся по душе. Во-первых, низкая цена; во-вторых, приемлемое качество — всё это играло на популярность этого авто. За машину такого же класса, скажем японку, приходилось выкладывать куда большую сумму, а американские автомобили стоили ещё дороже.

С конца 1970-х – почти двадцать лет! – политику корейского автомобилестроения определяла «большая тройка», в которую входили «Киа», «Хёнде» и «Дэу». Вплоть до азиатского кризиса, который разразился в 1997 году.


Экспортный вариант Hyundai Excel. 1980 год.Фото: avtoportalrus.ru


С 1990-х годов корейские компании устремились на рынки других стран. В самой Корее экономическая ситуация стала меняться кардинальным образом: после ухода военных из власти в 1988 году зарплаты рядовых граждан стали бурно расти. Процесс этот настолько ускорился, что заметно опережал рост производительности труда.

Как карточный домик разрушалось одно из конкурентных преимуществ Кореи, которая уже приобрела славу страны с квалифицированной и одновременно дешёвой рабочей силой. Как грибы после дождя начали возникать корейские предприятия в развивающихся странах – Малайзии, Пакистане, Индонезии, Филиппинах, а также в Польше, Чехии, Румынии, Словакии. Первые из них появились и на постсоветском пространстве – на Украине и в Узбекистане. Также было создано корейское автопредприятие и в России – под Калининградом.

Однако в самой Корее внутренний рынок оставался наглухо закрытым для чужаков. Да и сегодня на улицах корейских городов можно увидеть не так уж и много иномарок. Еще недавно средняя цена продаваемой в Сеуле машины, собранной не в Корее, равнялась приблизительно 50 тысячам долларов. Объясняется это тем, что резко разбогатевшие корейцы сформировали новый класс. Эти люди стали ориентироваться, в основном, на дорогие представительские машины.

Между тем, кризис, разразившийся в стране, нанёс корейским автопредприятиям серьёзный урон. «Большая тройка» тогда стала разваливаться буквально на глазах: сначала обанкротилась «Киа», с серьёзными проблемами столкнулось автопредприятие «Дэу». А вот «Хёнде» пострадала в меньшей степени. Одной из главных причин всех проблем стала невыплата кредитов. Долговые деньги, взятые в «тучные годы», в условиях кризиса непомерным бременем легли на плечи корейских компаний.


Автомобиль Kia Brisa 1974-1978 годов выпуска. Фото: cartechnic.ru

Семейные чэболи хоть и банкротились, но собственное производство автомобилей всё же продолжалось. Причём объём выпускаемой продукции даже увеличился в годы финансового кризиса. В какой-то степени финансовое ненастье даже пошло на пользу экспорту – на мировых торговых площадках за корейские машины стали просить меньше денег.


В 1998 году, в самый разгар кризиса, в Корее пришло к власти правительство президента Ким Тэ Чжуна. Оно объявило, что собирается превратить многопрофильные гиганты чэболи в группы независимых специализированных компаний. Многопрофильность чэболей стала восприниматься как признак их серьёзной ослабленности, равно как и национальная замкнутость.

Реформы 1998-2001 годов затронули весь корейский автомобильный бизнес. Проходили они в соответствии с корейской традицией: ход реформ определяет правительство, как, в целом, и стратегию. В результате все крупнейшие корейские автогиганты сменили своих владельцев. Устоял лишь менеджмент «Хёнде», но автопредприятие все равно выделилось из головного холдинга, став в 2000 году независимой компанией.

«Киа» в 1998 году хоть и сохранила своё название, но перешла под «крышу» «Хёнде». Дела у «Дэу» пошли ещё хуже – предприятие разделилось на 12 независимых фирм.


Hyundai Santa Fe 2019 года выпуска. Фото: zastavki.com


В XXI веке корейские автомобили по-прежнему пользуются большим спросом у покупателей, хотя немного и растеряли свой имидж недорогих, но качественных авто. Уменьшился ценовой разрыв и с «японками», что, несомненно, негативно повлияло и на объёмы продаж. Всё это заставляет руководство автокомпаний создавать такие модели, которые составляли бы конкуренцию лучшим образцам других автопроизводителей. Так, в начале 2001 года «Хёнде» продемонстрировала всему миру свой красавец-внедорожник – полноприводный «Santa Fe», которому была присвоена высшая категория по результатам испытания на безопасность при столкновении. Такой же успех пришёл и к «Elantra». В своих классах и та, и другая машины опередили как «японок», так и «американок».

В последние годы автомобилисты всего мира постепенно осознают тот факт, что корейские предприятия больше не являются производителями дешёвых и непритязательных металлических коробок на колёсах. Корейцы, по сути, создали собственную рыночную нишу, с чем соглашаются многие эксперты.


Фото: shkolazhizni.ru


Но иного выхода у корейской автомобильной промышленности попросту не было, ведь зарплаты граждан страны, задействованных на производстве, вплотную приблизилась к западноевропейским или североамериканским. Дешевизна рабочей силы, как уже отмечалось, уже не «конёк» корейских автомобильных компаний. Корейцам наступают на пятки новые «азиатские тигры» – Таиланд, Малайзия и, конечно же, Китай. Но что удивительно: многие жители этих стран считают, что их автомобили не самого лучшего качества, но всё равно предпочитают ездить преимущественно на них. А вот иномарка — другое дело, она предполагает несколько иной статус. Её хозяин безумно крут!

Ким Чен Ын едет на Maybach стоимостью 1,6 миллиона долларов — но он один из очень немногих северокорейцев с автомобилем

Хотя северокорейский лидер Ким Чен Ын решил поехать на поезде во Вьетнам на этой неделе для своего второго саммита с президентом Дональдом Трампом, он Однажды через вьетнамскую границу он перешел на другой комплект колес: его сильно бронированный и роскошно оснащенный Mercedes-Maybach S600.

В то время как лимузин Кима может выделяться в стране, которая считает себя раем для рабочих, некоторые признаки зарождающегося капитализма начали появляться в коммунистическом государстве, в том числе частные автомобили, произведенные горсткой северокорейских производителей и импортированные из России. .

Точно неизвестно, сколько автомобилей производится и продается в стране, официально известной как Корейская Народно-Демократическая Республика. Исторически засекреченное правительство отказалось предоставить данные Международной организации конструкторов автомобилей, отраслевой группе, которая отслеживает мировое производство и продажи. Но по разным оценкам, Северная Корея может производить до 50 000 автомобилей в год, включая легковые автомобили, автобусы и грузовики. Но в последние годы их число значительно снизилось из-за того, что экономика страны пострадала от санкций.

Первой и крупнейшей автомобильной компанией в стране является Sungri Motors, которая производит широкий ассортимент продукции, но в первую очередь ориентирована на коммерческие автомобили, такие как самосвал ZR 5000. Но он производит несколько легковых моделей, таких как Jaju, по сути, клон старой версии Volkswagen Passat, и Achimkoy, клон российского седана.

Крупным игроком на небольшом рынке является совместное предприятие Pyeonghwa Motors, расположенное в промышленном центре Нампо.Он был создан в 1999 году, во время одной из оттепелей в отношениях между Северной и Южной Кореей. Первоначально он финансировался Церковью Объединения Сон Мён Муна. Принимая во внимание явную оппозицию покойного преподобного коммунизму, это могло показаться странным союзом, но он видел в нем способ способствовать долгому неуловимому примирению между давними врагами. Само название компании по-корейски означает «мир».

К несчастью для Луны и компании, прибыль оказалась такой же призрачной, как мир на Корейском полуострове.Церковь отказалась от своей доли в Pyeonghwa в 2013 году.

Pyeonghwa Motors произвела в общей сложности 1600 автомобилей в 2018 году, согласно одному отчету. И автомобили, которые он выпускает, явно менее роскошны, чем тот, на котором ездит лидер страны. В то время как некоторые новые технологии, такие как система помощи при парковке сзади, теперь доступны на некоторых моделях, базовые модели даже не оснащены кондиционером.

Цены начинаются с 10 000 долларов, что может показаться выгодной сделкой, но нужно уравновесить это со средним доходом северокорейца, который оценивается примерно в 1300 долларов в год.Это делает даже базовую модель недоступной для всех, кроме небольшой элитной группы северокорейцев — и тех, которые в основном базируются в столице Пхеньяне.

Как показали США, рынок для импорта автомобилей существует всегда. И Северная Корея время от времени допускала некоторые из них. Еще в 1970-х дедушка Кима разрешил импорт 100 автомобилей Volvo, хотя сделка остается в центре споров, поскольку шведы утверждали, что им так и не заплатили.

Сообщается, что еще в 2007 году отец Кима, Ким Чен Ир, приказал убрать с дороги автомобили японского производства после того, как увидел, что один сломался и заблокировал дорогу.

Автомобиль проезжает через Пхеньян, Северная Корея, 18 сентября 2013 г. Джонас Грацер / LightRocket через файл Getty Images

Сегодня русские обеспечивают большую часть импорта автомобилей Северной Кореи, в основном через Горьковский автомобильный завод, также известный как ГАЗ. Как и их кубинские коллеги, которые также ограничены санкциями, северокорейские автомобилисты научились поддерживать в рабочем состоянии даже самые древние автомобили.

В преддверии саммита на этой неделе Трамп предположил, что то, что часто называют Королевством отшельников, могло бы преобразовать свою экономику, согласившись на мирное соглашение и открывшись для остального мира.

Нынешнему верховному лидеру не нужно далеко ходить, чтобы увидеть, что это может значить, особенно в автомобильной сфере. Шесть десятилетий назад, после Корейской войны, южная половина полуострова превратилась в экономический кризис. Сегодня это один из мировых промышленных центров с процветающей автомобильной промышленностью и автомобильным рынком.

Должностные лица Hyundai, крупнейшего автопроизводителя Южной Кореи, несколько раз изучали совместные возможности с Севером, и мало кто удивится, если они больше не обратятся к ним в будущем.Но на данный момент Северная Корея остается одним из самых маленьких автомобильных рынков в мире, где все, кроме небольшой группы элиты, могут позволить себе автомобиль.

Пол А. Эйзенштейн — корреспондент NBC News, освещающий автомобильную промышленность.

северокорейских автомобилей — производства КНДР — Young Pioneer Tours

Продолжая нашу серию «Сделано в КНДР», в которой представлены такие жемчужины, как смартфон Arirang , планшет Samjiyon и ОС Red Star, мы продолжаем наш взгляд на отечественные продукты Северной Кореи! Далее: автомобильная промышленность Северной Кореи.

Автомобили, произведенные в социалистических странах, всегда были изюминкой. «У вас есть радио для Трабанта?» заводит старую шутку в Восточной Германии; «Похоже на честный обмен», — приходит разрушительное возвращение. Трабанты, Шкоды, Лады — все продукты автомобильной промышленности Восточного блока, и все они имеют довольно плохую репутацию.

Южнокорейские автомобили, очевидно, имеют довольно хорошую репутацию — Hyundai и Daewoo — два уважаемых производителя автомобилей, которые приходят на ум — но, хотя их северные коллеги едва ли подожгли мир, идеология чучхе страны, основанная на самообеспечении, означает, что КНДР с самого начала производит собственные автомобили.

Однако это не означает, что они были изготовлены полностью независимо; Изначально автомобили производились в партнерстве и по лицензии СССР. Такие драгоценные камни, как ГАЗ-51, ГАЗ-69 и ГАЗ-М20, были произведены в КНДР в рамках этого партнерства.

С 1950 по 2000 годы эти автомобили производились на заводе Sungri Motor Plant, но с 2000 года автомобильная промышленность Северной Кореи должна была получить неожиданный подъем.

Основанная в 2000 году компания Pyeonghwa Motors в Нампо представляет собой совместное предприятие по производству и розничной торговле автомобилей между южнокорейской компанией Pyeonghwa Motors (принадлежит Церкви Объединения Сон Мён Муна) и Северной Кореей Ryonbong General Corp.Если вы не в курсе, покойный преподобный Мун был одновременно лидером Всемирной антикоммунистической лиги и инвестором в Северной Корее (например, он инвестировал в отель Pothonggang).

Большинство автомобилей, производимых в Нампо, продаются как более дешевые альтернативы дорогим иномаркам, и, несмотря на ограниченный рынок, компания сообщила о прибыли.

Партнерство между Пхенхва и Рёнбонгом сделало международный скачок, и автомобили, которые оно производит, теперь продаются во Вьетнаме! Интересно, что единственная «частная» реклама, которую можно увидеть в Пхеньяне, — это «Автомобиль мира» с его чрезвычайно гармоничным логотипом в виде голубя.

северокорейских автомобилей, возможно, никогда не захватят мир, но если санкции когда-либо будут ослаблены, то это будет продукт, произведенный в КНДР, который может продвинуться дальше.

Посмотрите на северокорейские автомобили во время одного из наших туров!

Об авторе сообщения

Гарет Джонсон

Гарет Джонсон — основатель компании Young Pioneer Tours, посетивший более 150 стран.Его страсть — открывать малоизвестные направления для туризма и делиться своим опытом уличной еды.

.

Как лидер Северной Кореи получает свои роскошные автомобили

ВАШИНГТОН. Повсюду появляются бронированные черные лимузины с Ким Чен Ыном, гладкие западные колесницы для молодого диктатора Северной Кореи.

Прилетели из северокорейской столицы Пхеньяна на грузовом самолете.Ким проходит по улицам Сингапура, Ханоя и Владивостока во время встреч на высшем уровне с президентом Трампом и президентом России Владимиром Путиным. Иногда рядом с ними бегает стая телохранителей.

Это топовые автомобили Mercedes-Benz, пользующиеся популярностью у мировых лидеров — Maybach S62 и Maybach S600 Pullman Guard, которые стоят от 500 000 до 1,6 миллиона долларов каждый. И г-н Ким использует их, открыто пренебрегая санкциями Организации Объединенных Наций, направленными на запрещение ввоза предметов роскоши в Северную Корею.

Высококачественные западные товары попадают в элиту Северной Кореи через сложную систему портовых перевозок, секретные перевозки в открытом море и скрытые подставные компании, согласно исследованию Центра перспективных оборонных исследований, некоммерческой вашингтонской группы, которая смотрит в сетях контрабанды и расследовании The New York Times.

Уловки указывают на потенциальные пределы санкций как инструмента для администрации Трампа, чтобы заставить Пхеньян начать серьезные переговоры о прекращении его программы ядерного оружия. Американские официальные лица говорят, что их единственный реальный рычаг воздействия на Северную Корею — это жесткие санкции. Во время неудавшегося саммита в Ханое (Вьетнам) в феврале основным требованием г-на Кима к г-ну Трампу было отменить серьезные санкции, которые были ужесточены с конца 2016 года.

По запросу администрации президента Джорджа Буша, США В 2006 году страны ввели санкции, чтобы не допустить в Северную Корею предметов роскоши.

Но с 2015 по 2017 год целых 90 стран служили источниками предметов роскоши для северных корейцев, согласно отчету, опубликованному во вторник Центром перспективных оборонных исследований. Более того, сети и цепочки поставок проходят через территории некоторых стран-членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и союзников Америки, в том числе Китая, России, Японии и Южной Кореи.

И президент Китая Си Цзиньпин, и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин ехали с г-ном.Ким в седанах Mercedes-Benz во время недавних визитов в Пхеньян.

Для чиновников, стремящихся обеспечить соблюдение санкций, важно отслеживать контрабанду предметов роскоши — особенно редких предметов, таких как бронированные автомобили, — поскольку Северная Корея использует аналогичные методы для получения технологий двойного назначения для своей программы ядерного оружия, эксперты по санкциям сказать. Аналитики говорят, что Северная Корея продолжает обогащать уран, чтобы увеличить свой арсенал примерно от 30 до 60 боеголовок.

«Когда дело доходит до уклонения от санкций, Северная Корея полагается на изощренную, но небольшую группу доверенных лиц, которые перемещают любые товары, необходимые государству, будь то предметы роскоши или компоненты для ракет, или организация торговли ресурсами», Нил Уоттс, морской эксперт и бывший член комиссии ООН по обеспечению соблюдения санкций в отношении Северной Кореи, сказал, говоря в целом о схемах незаконной торговли в стране.

Группа ООН отметила в своем годовом отчете в этом году появление в Пхеньяне лимузинов производства Mercedes-Benz и Rolls-Royce. В октябре прошлого года в Пхеньяне г-н Ким вышел из лимузина Rolls-Royce Phantom, чтобы встретить госсекретаря Майка Помпео.

Путешествие, совершенное парой бронированных седанов Mercedes Maybach S600 из Европы в Восточную Азию, иллюстрирует работу одной из сетей перевозки предметов роскоши. Центр перспективных оборонных исследований и The Times проследили их путь через пять стран, используя материалы из открытых источников, включая отчеты о доставке и спутниковые изображения.

Интервью с официальными лицами и руководителями предприятий подтвердили некоторые детали сети. В феврале южнокорейские власти захватили принадлежащее России судно, на котором перевозились автомобили.

Путешествие по всему миру началось в порту Роттердама, Нидерланды. Согласно записям отслеживания грузов, в июне 2018 года два запечатанных контейнера, в каждом из которых находился Mercedes стоимостью 500000 долларов, были доставлены на грузовике на грузовой терминал. Они находились на попечении China Cosco Shipping Corporation.Было неясно, кто первым купил машины. Daimler, материнская компания Mercedes, говорит, что Mercedes проводит проверку данных потенциальных покупателей автомобилей, чтобы убедиться, что компания не продает их нарушителям санкций.

Машины плыли на корабле в течение 41 дня до Даляня на северо-востоке Китая. Контейнеры были выгружены после прибытия судна 31 июля. Они оставались в порту до 26 августа. Затем их погрузили на корабль, направляющийся в Осаку, Япония. Оттуда их посадили на судно для трехдневного плавания в Пусан, Южная Корея, куда они прибыли в сентябре.30.

Затем наступила самая загадочная часть прохода. Контейнеры были переданы в течение одного дня после прибытия на грузовое судно DN5505, плавающее под флагом Того, западноафриканского государства, и направлялись в порт Находка на Дальнем Востоке России. В этот момент автомобили были отправлены Do Young Shipping, компании, зарегистрированной на Маршалловых островах, которой принадлежит DN5505 и еще одно судно — нефтяной танкер Katrin под флагом Панамы.

Право собственности До Янга не ясно из его регистрации, но, судя по всему, он связан с российским бизнесменом Данилом Казачуком, как показывают документы и интервью.Руководители южнокорейских судоходных агентств Han Trade и AIP Korea, которые работали с этими двумя судами, заявили, что г-н Казачук был владельцем судов. Документы, полученные Центром перспективных оборонных исследований, показывают, что г-н Казачук числился владельцем Katrin в течение примерно одного месяца в 2018 году.

Корабль с автомобилями DN5505 первоначально назывался Xiang Jin, но был переименован в DN5505. 27 июля, всего за несколько дней до того, как два седана прибыли в Далянь, его собственность перешла от компании, зарегистрированной в Гонконге, к Do Young.

После вылета из Пусана 1 октября на седанах корабль потемнел — его автоматическая система опознавания перестала передавать сигнал. Это обычная практика для судов, уклоняющихся от санкций.

Сигнал отключился 18 дней. Когда он снова включился, корабль находился в южнокорейских водах. Теперь он был на обратном пути в Пусан, но был загружен 2 588 метрическими тоннами угля, который позже был выгружен в другом южнокорейском порту Пхохан. Таможенный учет в Южной Корее показал, что судно занялось углем в Находке, говорится в отчете Центра перспективных оборонных исследований.

Этот портовый город находится рядом с Владивостоком, где проживает г-н Казачук. Данные о движении судов и руководители судоходных агентств заявили, что судно сообщило о Находке в качестве пункта назначения после того, как покинуло Пусан на машинах.

В отчете центра достоверно не сказано, что там произошло с седанами. Но исследователи говорят, что автомобили могли быть доставлены из России в Северную Корею. 7 октября три грузовых самолета Air Koryo, государственной авиакомпании Северной Кореи, прибыли во Владивосток, согласно видео в Интернете и данным отслеживания рейсов.(Это случилось в тот же день, когда г-н Ким проезжал на Rolls-Royce через Пхеньян, чтобы встретиться с г-ном Помпео.)

Северокорейские грузовые самолеты редко летают во Владивосток. Судя по бортовым номерам, это те же самые самолеты, которые использовались для перевозки автомобилей Кима за пределы Северной Кореи.

«Учитывая большую грузоподъемность самолетов и их роль в транспортировке бронированных лимузинов Ким Чен Ына, вполне возможно, что грузовые самолеты могли загрузить Mercedes», — говорится в сообщении.

Четыре месяца спустя, 31 января 2019 года, та же модель Mercedes проехала по улицам Пхеньяна к штаб-квартире центрального комитета Рабочей партии Кореи, согласно видеозаписи, проанализированной NK Pro. Седаны также появились в тот день вместе с г-ном Кимом на фотосессии с художественной делегацией.

В телефонном интервью г-н Казачук признал, что он был ответственен за DN5505, но отказался сообщить подробности об отгрузке автомобилей или сообщить, как и передавал ли он их в Северную Корею.

«Это бизнес-секрет моей компании», — сказал он. «Зачем мне всем рассказывать, где я купил эти машины и кому я их продал?»

Нет никаких доказательств связи г-на Казачука с перемещением военной техники или товаров в Северную Корею, но международные эксперты по санкциям говорят, что Дальний Восток России является обычным транзитным пунктом для контрабандных товаров, идущих в Северную Корею и из нее.

В феврале южнокорейские власти конфисковали DN5505 и Katrin по отдельности из-за подозрений в нарушении санкций.Судно DN5505 пришвартовалось в Пхохане, Южная Корея, после выхода из Находки на борту было более 3200 тонн угля. Официальные лица сообщили сотрудникам южнокорейского судоходного агентства, обслуживающего судно, что в настоящее время ведется расследование на предмет перевозки северокорейского угля. Другое судно, Katrin, обвинялось в доставке нефтепродуктов в Северную Корею.

Г-н Казачук сказал, что он как судовладелец не несет ответственности за то, что перевозят суда. Он также сказал, что власти Южной Кореи участвовали в «государственном рэкете» и, возможно, подложили улики на корабли.«Южнокорейская полиция плюет с высокой колокольни на основные права человека», — сказал он.

Есть еще одна связь между его кораблями и предполагаемыми нарушениями санкций. Прошлой осенью, когда DN5505 высадил свою партию угля в Пхохане, на обратном пути после разгрузки двух седанов, компания Enermax Korea завладела углем.

Комиссия ООН ведет расследование в отношении компании Enermax, зарегистрированной в Южной Корее, на предмет нарушения санкций.

В отчете группы за 2019 год говорится, что Enermax, по всей видимости, является последним получателем северокорейского угля, который должен был быть переправлен в апреле 2018 года в водах Индонезии судном под северокорейским флагом Wise Honest на российское грузовое судно.Власти Индонезии задержали Wise Honest около 1 апреля.

Enermax подписала контракт на покупку угля у компании, зарегистрированной в Гонконге, но сообщила комиссии, что покупает индонезийский уголь у кого-то, кто, по всей видимости, был брокером в Индонезии. .

По договору купли-продажи уголь оценивался почти в 3 миллиона долларов.

В мае Соединенные Штаты объявили о захвате Wise Honest.

В интервью руководители Enermax заявили, что сделка с индонезийским брокером развалилась и деньги не обменялись.Они также заявили, что думали, что уголь, доставленный в Южную Корею по DN5505 в октябре прошлого года — сразу после разгрузки Mercedes-Benz, — а в феврале этого года был российским по происхождению. Они сказали, что Казачук сказал им, что уголь был из России.

Южнокорейские власти с конца 2017 года арестовали не менее шести судов по подозрению в нарушении санкций. В прошлом месяце он начал утилизировать Katrin. Официальные лица заявили, что демонтаж был произведен по просьбе г-на Казачука, который не хотел продолжать начислять сборы за стыковку захваченного судна.

Северная Корея Легковые автомобили | Настоящая северокорейская машина

Один из вопросов путешественника из КНДР довольно частый: существует ли северокорейский автопром?

А настоящая северокорейская машина?

Давайте посмотрим!


Есть ли северокорейский автомобиль?

Ответить на него просто; да, есть северокорейский автопром. И помимо всех местных и импортных автомобилей, которые вы увидите во время путешествия, был полностью северокорейский автомобиль.

Многое в этой северокорейской машине остается загадкой; когда был произведен автомобиль, сколько было произведено, технические характеристики и т.д…


Появления в северокорейских автомобилях в кино

Этот северокорейский автомобиль появился в двух фильмах, которые недавно были замечены людьми, работающими на сайте www.imcdb.org.
На этом сайте вы можете встретить множество исторических северокорейских фильмов, в которых появляются северокорейские автомобили.

Два северокорейских фильма — «Йолнебончжэ Гёль» (열 네번째 겨울), выпущенный в 1980 году (на YouTube, автомобиль в части 2), и «Улига Санеун Геоли» (우리 가 사는 거리) 1982 года (на YouTube).
На них изображен темно-синий квадратный автомобиль.

Во втором фильме имя на передней части машины читается: Пэктусан или гора Пэктю.

Автомобиль уникален по конструкции, имеет регистрацию 2-2-3706.

С этого момента я могу только предполагать.



Спекуляции на настоящем северокорейском автомобиле

  • Пхонсанский автомобильный завод — производитель автомобилей повышенной проходимости на базе российских джипов УАЗ.Эти модели, получившие название Kaengsaeng 85, имеют переднюю часть, очень похожую на Paektusan.
  • В других коммунистических странах, в Китае и Северном Вьетнаме, современные автомобили производились на базе российской Волги М24. Сохранили волжскую технику, но сделали рестайлинг кузова. Имена: Dongfanghong BJ760, Chan Tang.
  • Пэктусанский северокорейский автомобиль кажется такого же размера.
  • Самый ранний из двух фильмов снят в 1980 году, Dongfanghong был снят в 1960-1970 годах, Chan Tang — в 1958 году.Пэктусан производится где-то между 1958 и 1980 годами.


Вывод?

«Пэктусан» — седан «Волга» с 2,5-литровым бензиновым двигателем, произведенный Пхонсанским автозаводом.

Прототип изготовлен примерно в 10 раз. 1965-1975 .

У меня нет указаний на серийное производство.

Гостевой блог автомобильного эксперта Эрика ван Ингена Шенау.
Я хочу поблагодарить г-на Кегара и г-на Р.Валкила за их помощь, работая на Imcdb в поисках этого автомобиля.



От редакции: взгляд на автомобильную промышленность Северной Кореи

В условиях эскалации напряженности между Северной Кореей и Западом, включая различные ядерные угрозы, что может быть лучше, чтобы взглянуть на автомобильную промышленность Северной Кореи, которая является очень необычной и увлекательной.

Северная Корея, для тех, кто не знает, отрезана от большей части мира из-за ограниченной торговли.Корейскую Народно-Демократическую Республику возглавляет Ким Чен Ын, внук Ким Ир Сена; «Вечный Президент Республики».

Согласно некоторым сообщениям, граждане должны всегда проявлять уважение к дорогому лидеру, иначе они рискуют отправить себя и свою большую семью в концентрационные лагеря.

Изобильная жизнь и владение автомобилем предназначены только для тех, кому посчастливилось жить в столице Пхеньяне. Ежегодно регистрируется около 1000 автомобилей в стране с таким же населением, как и Австралия.

Ким Ир Сен настолько приглянулся к Mercedes-Benz, что его S-класс демонстрируется вместе с ним в его мавзолее.

Это также распространилось на отечественного автомобилестроительного завода Pyongsang Auto, который построил Kaengsang 88; дань уважения Mercedes 190E, но, по-видимому, с другим четырехцилиндровым двигателем и без работающего обогревателя. До этого компания построила несколько российских автомобилей по лицензии и утилитарный грузовик в военной зелени.

В последнее время Pyeonghwa Motors — ведущий производитель автомобилей в Северной Корее, начавший с Fiat Siena, построенный по лицензии, а затем перешел на китайскую подделку Toyota HiAce и наш фаворит Ppoguggi 4WD.Это кузов Kia Sorento первого поколения с наклеенной передней частью Hyundai Santa Fe второго поколения — две очень южнокорейские машины. Эта любопытная машина оснащена 2,4-литровым четырехцилиндровым двигателем мощностью 89 кВт, что позволяет ей развивать скорость до 160 км / ч.

Версия Ssangyong Chair также производилась до 2005 года с рядным шестицилиндровым двигателем Mercedes. Почему так много южнокорейских машин? Потому что Pyonghwa Motors была основана Церковью Объединения, которая облегчает некоторые из очень немногих деловых операций между Севером и Югом.

Некоторые импортные товары бродят по улицам, в том числе много китайских автомобилей. Оставайся интересным, КНДР. Что вы думаете? Вы очарованы этими странными хитростями? Или они должны продолжать создавать ядерное оружие?

PS. Мы также нашли это видео ниже, демонстрирующее прогулку по выставочному залу с некоторыми очень странными и интересными автомобилями.

Митчелл Джонс

Митчелл — журналист в PerformanceDrive.Он был страстным бензином с самого раннего возраста. Он воодушевлен будущим индустрии и считает себя фанатиком, когда дело касается технических аспектов автомобилей. Он также увлечен новыми автомобилями, которые появляются на развивающихся рынках.

Автомобильная промышленность в Северной Каролине

СКОРОСТЬ ПОДБОРКИ В СЕВЕРНОЙ КАРОЛИНЕ.

БЫСТРЫЙ ПОЖАРНЫЙ РОСТ

Северная Каролина является домом для более 260 уникальных автомобильных компаний, включая производство тяжелых грузовиков, кузовов и прицепов, двигателей и трансмиссии, сидений и внутренней отделки, а также производство тормозных систем. Благодаря этому быстрорастущему бизнес-кластеру рост в этом секторе с 2010 года вырос на 40%. Если вы ищете место для открытия магазина, не ищите ничего, кроме NC.

КРУПНЕЙШИЕ ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ КОМПАНИИ В РЕГИОНЕ

Наша рабочая сила составляет 5 человек.1 миллион человек. Наши сотрудники могут предоставить вам производственную мощность и высокообразованное инженерное мастерство. В Северной Каролине работает 45 000 инженеров, а также самая большая рабочая сила на производстве в Юго-Востоке США. Штат инженеров штата вырос на 18% за последние пять лет, что является лидером по росту числа рабочих мест в инженерном секторе.

ОБЩАЯ ПОДДЕРЖКА ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Северная Каролина предлагает многочисленные программы и исследовательские центры, которые помогают продвигать автомобильную промышленность вперед.От производственных альянсов, которые обучают рабочих навыкам в этой области, до исследований, испытаний и разработки динамики и компонентов транспортных средств — мы меняем мировоззрение о транспорте.

ВЫДАЮЩАЯСЯ ИНФРАСТРУКТУРА И ДОСТУП

26 из 100 крупнейших мировых поставщиков автомобильных запчастей в Северной Америке работают в Северной Каролине. Сильная сеть поставщиков штата — одна из причин, по которой ведущие автомобильные компании размещаются здесь.Более того, как только у вас появятся нужные детали, вы сможете отправиться отсюда куда угодно. Наше выгодное расположение и обширная транспортная сеть сокращают время, необходимое для встречи с ключевыми поставщиками и клиентами.

ПОПРОБУЙТЕ MOMENTUM

Автобусы, построенные Томасом

Крупнейший производитель школьных автобусов в стране, Thomas Built Buses процветает в Северной Каролине более 100 лет, во многом благодаря поколениям местных рабочих, обладающим глубоким опытом производства.

Поддержка отрасли

СЕВЕРНАЯ КАРОЛИНА ЦЕНТР АВТОМОБИЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Включает 2-мильную двунаправленную дорогу, 2-акровую динамическую зону для транспортных средств и 7-акровую грунтовую площадку для исследования, тестирования и разработки продукции.

Учить больше

ЦЕНТР СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ СИСТЕМАМИ УПРАВЛЕНИЯ БУДУЩИМИ ВОЗОБНОВЛЯЕМЫМИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯМИ

Активно работает над превращением широкого потребления электромобилей в реальность.

Учить больше

СЕВЕРНАЯ КАРОЛИНА АВТОМОБИЛЬНЫЙ И НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР

Включает исследовательское оборудование для мотоспорта, включая водные трубы и аэродинамические трубы, а также альтернативную испытательную камеру на динамометрическом стенде.

Учить больше

ТРАНСПОРТНЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Разрабатывает электромобили, аккумуляторы и силовую электронику для автомобильной промышленности.

Учить больше

вызовов и стратегий на мировом рынке на JSTOR

Абстрактный

В этой статье рассматриваются текущие проблемы и будущие стратегии корейской автомобильной промышленности на мировом рынке. Чтобы понять его сильные и слабые стороны, обсуждаются тенденции мирового рынка автомобилей и развитие корейской автомобильной промышленности. В первой части рассматривается производство корейских автомобилей на мировом рынке.Дан краткий обзор производства и потребления автомобилей вместе с описанием четырехэтапного развития корейского производства автомобилей. Во второй части определяются различные производственные силы, влияющие на конкурентоспособность корейских автопроизводителей на мировом рынке. Кратко обсуждаются накопление капитала, трудовые отношения, роль правительства, стиль управления, производственные технологии, исследования и разработки, а также профессиональное мастерство. Наконец, в свете текущих наблюдений, указываются некоторые из проблем корейской автомобильной промышленности в будущем, и предлагаются некоторые рекомендации для автопроизводителей, работников и правительства.

Информация о журнале

Journal of International Marketing — это международный рецензируемый журнал, посвященный развитию международной маркетинговой практики, исследований и теории. Приветствуются материалы, касающиеся любого аспекта международного маркетинга. В журнале публикуются научные и управленческие статьи по международному маркетингу. Предназначенный как для ученых, занимающихся международным маркетингом / бизнесом, так и для практиков на руководящих и средних должностях в области международного маркетинга, основная цель журнала — преодолеть разрыв между теорией и практикой в ​​международном маркетинге.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг каждый год, охватывающий широкий спектр предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *